Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Category: Брак и собственность супругов (page 1 of 2)

Единство и борьба противоположностей (про брак, сожительство и депутатов)

Вот, скажем, член Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации вносит в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации законопроект о том, чтобы приравнять сожительство в течение 5 лет (а если с детьми — то и двух достаточно лет) к браку. Во всяком случае, в вопросах дележа имущества.

Окей, говорит, Оксана Пушкина, например, этот закон приведёт к защите прав женщин, которые пять лет с кем-то прожили, а теперь, расставшись, ничего не получили…

Оставляя в стороне вопрос о том, что никаких прав на имущество, купленное мужчиной, в квартире (даже в кровати) которого ей довелось прожить 5 лет,  у женщины не возникает, следовательно, защищать-то нечего, поговорим о том, к чему такой закон приведёт.

Итак, какую проблему данный закон разрешает? И какие проблемы перед нами действительно стоят?

Решает он проблему (как правило) женщин, которым не удалось (или не захотелось) довести «милого» до ЗАГСа. Причём, только одну «проблему»: я на него потратила лучшие годы, а где же материальный результат? Деньги где?

Но нельзя сказать, что такого рода проблемы являются остро стоящими перед нашим обществом. Зато серьёзно стоит другая: регистраций отношений семейных становится всё меньше. Люди почему-то живут вне брака, не рассказывая государству о том, что образовалась ячейка общества.

Почему? Ну, по разным, наверное, причинам. Но уж точно не потому, что регистрация брака как-то трудна или дорога. Просто два взрослых человека, разделяя одну простыню на двоих, не находят в себе желания дойти до ЗАГСа, чтобы «поставить штамп».  Как это делается, они, наверное, знают, но, вероятно, одного или обоих не устраивают последствия, к которым приведёт регистрация отношений.

Чем удобен брак? Появляется возможность быть друг другу «родными», упрощается решение вопросов, связанных с представительством друг друга в разных организациях, проще регистрировать совместных детей, есть определённые льготы при налогообложении… Ну, и финансовый вопрос: всё имущество, нажитое в браке, — пополам (если нет брачного контракта) и наследство — супруг/супруга в первую очередь.

Так что будет, если закон примут?  Те люди, которых не парят вопросы прохода в реанимацию к супругу или налоговых (копеечных) льгот — не будут иметь вообще никакого стимула пойти в ЗАГС. А зачем? Имущественный вопрос и так решён, а на кой нам надо тогда куда-то тащиться?

То есть, до принятия закона (как правило) женщина всё-таки пихала мужчину в строну окошка регистрации браков, то теперь причин для этого стало гораздо меньше.  

Таким образом, на выходе данного закона мы получим уменьшение количества браков, регистрируемых официально. И увеличение количество несчастных женщин, которые, не дотащив своего мужчину до ЗАГСа, а понадеявшись на «пятилетку», будут долго и муторно доказывать эти самые «фактические брачные отношения» перед, например, десятком наследников. Или, что ещё более живописно, «настоящей» женой, той, у которой в паспорте штамп.

Остановитесь, а? Может лучше подумать о каких-то других, более простых способах регистрации отношений? Не обязательно брачных, но каких-то других? Когда ячейка, в принципе, создаётся, но не полностью брачно-семейная, а какая-то более «лайт»?

Нет, про это даже думать не хотят: РПЦ будет против, очевидно. Ну, утешает одно, РПЦ будет и против ваших «автоматических сожительств».

В России признали «гражданский брак» и однополые союзы

В России признали «гражданский брак» и однополые союзы и другие нововведения в Уголовный кодекс.

Дорогие все, но прежде всего леди! Забудьте, что «гражданский брак», то есть проживание мужчины и женщины «без штампа» в одном помещении с одним холодильником и общими детьми — не признавался законом. Теперь — признаётся. Правда, очень специфически: в статье «побои» уголовного кодекса.

Депутаты приняли огромную кипу законов, в которых запутался даже В. В. Путин, подписывая. В частности, теперь (то есть с 15 июля 2016 года, поскольку закон опубликован 4 июля) побои, то есть причинение боли другому лицу, но без повреждений телесных (удар в морду, таскание за волосы, пощёчина, тычок, пинок и т.п., но без крови и сломанных костей) не является криминально наказуемым деянием, если совершается впервые за год.

Исключение составляет ситуация, когда побои были совершены по мотивам всякой ненависти или вражды, а также — тут новости — в отношении «близких лиц».

Под близкими лицами понимаются «близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочерённые) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство». Бинго!

Какие выводы:

  1. Если воспитатели или посторонние граждане побили вашего ребёнка — это не криминал.
  2. Если вы ударили по щеке своего родного брата — криминал.
  3. Норму писали криворукие и кривобокие: туда, в число «близких лиц» включили  всех свойственников, без разделения на степени родства. То есть, формально, троюродный внучатый племянник вашей супруги задетый плечом на выходе из зоны скандала — криминал; ваш собственный двоюродный брат с фингалом — административка.
  4. Текстуально, законодатель включил в число «близких родственников» супругу и супруга, которые — не родственники, а как раз свойственники.
  5. Ну, и вишенка на торте. Как известно, общее хозяйство могут вести не только мужчина и женщина, не дошедшие пока до ЗАГСА, но и  те, кто живёт однополым союзом, или вообще, «коммуной», скидываясь на общий стол. Поздравляю, вы впервые признаны. Теперь, если Маша поколотит живущую с нею Глашу, Маше — уголовное наказание!
  6. Но это так, скорее шутки. Веселее будет другое. Предположим, Вася (плохой человек) дал своей знакомой Маше пощёчину (больно и обидно), Васе не страшно — Маша «просто» его знакомая, то есть — административка. Но «прошаренная» Маша идёт и пишет заявление, что, мол, ведём совместное хозяйство — и перед Васей маячит уголовная статья…

Эти люди не думали, что писали. Спорю на бутылку, что на первых же заседаниях следующей Думы будут поправки в этот законодательный уродец.

Кстати, имейте в виду, если до 15 июля «побои» было дело частного обвинения, то есть, Маше было достаточно забрать заявление — и всё утихло, то с 15 июля «забрать заявление» уже не получится, «побои» становятся делом частно-публичного обвинения, то есть  возбуждается только на основании заявления, а вот прекращаться в связи с прощением Машей Васи — уже не будет. Ниппель такой.

Ну и наказание. Штрафа больше нет — только всякие работы, арест или лишение свободы до двух лет.

А ещё, прекрасное. Все те, кто дрался и бился  (с неблизкими, далёкими людьми) до 15 июля, и в отношении кого приговор не успел вступить в силу до 15 июля — можете спокойно жить дальше. За ваше деяние вас не ждёт никакой ответственности. Потому, что по старому закону судить нельзя — ответственность отменили, а по новому, административному… тоже нельзя, поскольку он вступит только 15 июля, а деяние уже совершено. Поэтому, если вам страшно хочется кому-то «настучать в табло» и чтоб ничего не было — стучите аккуратно,  без крови и переломов до 14 июля 2016 года.

И это ещё не всё описал, что там прекрасного, но сколько ж можно…

PS: Тексты (в PDF) для интересующихся:

Долги супругов перестали быть «совместными по умолчанию»

Верховный суд иногда так разъясняет применение законодательства, что становится ясно, что до этого ну чуть ли не все применяли его неправильно.

Например, пресловутые долги (или, если вам больше нравится, кредиты) супругов… Вот, скажем, разводится некто Ф-в со своей женой (Ф-вой, разумеется) и делит, кроме троих детей, еще и имущество какое-никакое: пару квартир трёхкомнатных, склад в «Новой Москве», помещение «под кафе»  у метро , ну и так, по мелочи, участки, там, автомобилей пару, так, фигня. Разумеется, на счетах денег уже нет никаких, и в остальном — нищий, как церковная крыса.

А тут ещё и долги. Идёт некто И. в суд с иском о взыскании с Ф-ва 26 миллионов рублей. В суде, Ф-в приходит, говорит, мол, да, деньги брал, расписка моя, с иском не согласен (каков!). Суд, чуть-чуть помучившись, признаёт: Ф-в должен выплатить И. 26 миллионов с копейками. Потом Г. идёт в суд с иском к Ф-ву на 71 миллион рублей. И опять приходит Ф-в и говорит, расписка моя, деньги брал, не вернул, но  с иском не согласен! И опять суд говорит: верни, Ф-в, деньги Г.

А потом жена всё-таки доходит до суда и требует все эти заводы-пароходы разделить в пропорции 1:1. Да-да, говорит ответчик Ф-в, давайте делить имущество. И долги тоже. И кладёт на стол судьи два вступивших в силу решения — одно про долг в 26, другое — по 71 миллион.

И жена, Ф-ва, в ужасе прибегает к адвокату Жарову и говорит, что хочет снова помириться с мужем и боится, что ей придётся выплачивать все его долги до конца жизни своей, и детям оставит… Успокоили, отвели в суд, получили решение: долги не делить.

Непросто, скажу сразу, очень непросто. От нас суд требовал доказать, что долг ответчик взял без нашего ведома (и мы доказали). От нас суд требовал доказать, что деньги ответчик потратил на себя (а не  на семью). Мучительно, но доказали.

Это было года два назад.

А нынче, Верховный суд опубликовал Обзор судебной практики за 2016 год номер первый. И там — история, которая нам бы очень помогла. Мы бы вообще ничего  про эти долги не доказывали.

Верховный суд внимательно прочитал Семейный кодек, и повелел судам также внимательно его читать. Да, говоорит, Верховный суд, презюмируется, предполагается согласие второго супруга на распоряжение совместным имуществом (ну, то есть муж, сдавая общую с женой квартиру внаём, например, действует в рамках правового поля). Но вот нет нигде в законодательстве, подметил суд, такой же нормы про набор долгов!

То есть, говорит Верховный суд, долги нынче — суверенное дело. Общим долг должен быть признан судом только в двух случаях: либо он возникает по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо потрачен получателем полностью на нужды семьи.

При этом, Верховный суд очень чётко описал, что бремя доказывания того, что долг был совместным, лежит на том, кто заявляет о распределении долга на обоих супругов.

Иными словами, революция! Если муж, положим, понабрал кредитов, то при разделе имущества именно ему придётся доказывать, что он брал эти деньги по инициативе обоих супругов, либо потратил их полностью на нужды семьи.

Какие выводы.

Берёте кредит, будучи в браке на семейные нужды — вписывайте в договор и второго супруга, созаёмщиком. Банки будут только рады. Да и остальные займодавцы не будут против.

Не надо (теперь) переживать, что ушлая «половина» притащит при разводе в суд миллион расписок на долги со всех своих знакомых и родственников. Ну, пусть тащит — его головная боль доказывать, что это всё, целиком, ушло на нужды семьи.

Ну и, конечно, всегда остаётся брачный договор, который может предусматривать, в принципе любые справедливые правила, в том числе и про долги (например, каждый долг — суверенен, если в договоре не подписались оба супруга).

Так что популярная «схема», когда вместо того, чтобы честно отдать супруге половину, крутомудрый муж «вывешивал» всё имущество на долги — скончалась.

Одно неловкое движение

Наконец-то закончили долгое и сложное дело. Основная загвоздка была — доверитель поспешил поставить свою подпись под очень важным для него (как оказалось!) документом. Поэтому — в очередной раз — напоминаю всем-всем-всем: «Не торопитесь подписывать то, в чём вы не уверены, сомневаетесь, не разбираетесь или когда чувствуете неявный подвох».

И даже так: просто не торопитесь. Всегда (!) возьмите время на раздумье, даже если всё кажется понятным. Вряд ли нормальное соглашение после этого разрушится, а вот если вас хотели обмануть — увидите спины «переговорщиков». И слава богу.

КАЖДАЯ бумага с вашей подписью, где сказано, что вы что-то обязуетесь выполнить, или отказываетесь от чего-либо, ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ. Одна неловкая закорючка на какой-то бумажке — и вы уже должник, например.

Но… Люди вообще привыкли относиться к словам очень легко. Как в известной шутке: «Я — хозяин своего слова. Хочу — даю, хочу — забираю обратно!» В жизни повседневной этот «шутейный» подход сплошь и рядом встречается и в отношении слова, данного письменно. Отсюда и подписанная кем-то бумага не дает вам стопроцентной уверенности в чём-то, да и вы (очень часто) убеждены, что вашу собственную подпись тоже можете либо отозвать, либо просто проигнорировать. Ну, передумала я, пе-ре-ду-ма-ла!

Примеры? Пожалуйста.

Женщина недовольна, что бывший муж (а в реальности, его родственники) забирают сына на целых два летних месяца. Но если она изначально согласилась на такой порядок общения отца с ребёнком, подписалась, то у суда резонный вопрос: «О чем она думала, когда подписывала?» Главное, чтобы права ребенка не нарушались. А они ничем не нарушаются — что плохого в лете, проведённом у бабушки? — но маме бы, наверное, был бы удобнее другой график, да?

Муж «подписался» на то, что будет платить экс-супруге по сто тысяч рублей ежемесячно (я видел и цифру в полтора миллиона). И он будет вынужден это делать. Неважно, что его доходы упали. Суд спросит: «Когда подписывали, вы на что рассчитывали? Год после этого платили?» Всё! Значит, продавайте машину, дачу, любимого коня. И платите! Обещали — выполняйте.

Да, некоторые договоры, в частности, об уплате алиментов, могут быть пересмотрены в силу изменившихся обстоятельств. Но они должны существенно, кардинальным образом повлиять на само существо договора, сделать его исполнение невозможным. И это — исключительный случай. Например, папе-плательщику в данном примере мало доказать падение доходов, надо ещё доказать, что нет ну никакой возможности платить алименты в принципе. Конь околел в сгоревшей конюшне, пристроенной к дому с гаражом, где стоял последний «Мерседес» — и то, суд может сказать, что в остальном (прекрасная маркиза) всё хорошо — и плати.

Я как-то читал (слава Богу, заранее) брачный контракт, в котором сказано, что при разводе (по любой причине!) муж оставляет жене квартиру, машину, дачу, сумму денег, сапоги-скороходы и ковер-самолет: то есть все! Она же потом скажет (иначе, зачем такой контракт): «Ничего не знаю! Ты мне должен!» И дергаться будет поздно. Скорее всего, стребует и ковёр-самолёт, и дачу.

Конечно, брачный контракт тоже можно (попытаться) оспорить, когда он явно несправедливый, нарушает интересы одной из сторон. Например, мужчина должен оставить экс-супруге всё имущество. Но если окажется, что за ним сохраняется, например, комната в коммуналке (а даме — дворец), то это будет уже более сложная история: у него ведь «свой угол есть» и «явной несправедливости» суд не усматривает.  Зачем такое подписывал, влюблённый шестидесятипятилетний (!) Ромео?

Потому:

Первое. Любое письменно высказанное вами слово, заверенное вашей подписью, обязательно является изменением правового положения. Вашего или людей, за которых вы отвечаете. Когда вы ставите свою закорючку, думайте, зачем вы это делаете, и делаете ли вы то самое, что хотите вы.

Второе. Нельзя просто так «передумать», если вы что-то подписали. Скорее всего — обещанное придётся выполнить. Заставят. Это — не шуточки. У меня в практике была история: человек оставил расписку на очень крупную сумму  на клочке обоев. Требования к такого рода сделке — письменный вид. Письменный вид соблюдён? Соблюдён! Всё! Это — расписка. Суд деньги взыскал, хотя до начала процесса на просьбу выдать деньги по этой расписке, товарищ оглашал окрестности звонким хохотом. И проценты, тоже взыскал.

Третье. Если вы чего-то не понимаете, не стыдно подождать и ещё раз подумать. Не стесняйтесь сказать: «Давайте-ка эту бумажку сюда! Я внимательно почитаю сам, дам изучить и юристу»! Большинство так называемых «срочных» бумаг вовсе не требуют немедленного подписания! Ещё раз: у вас ВСЕГДА есть время подумать над ЛЮБЫМ договором!

Четвертое. Если вам кажется, что вас уже обманули, поступили несправедливо или у вас (постфактум) возникли какие-тот вопросы, малейшие сомнения, обратитесь к юристу. Сразу же! Чем быстрее вы начнете бороться с этой историей, тем больше вероятности, что ваша позиция победит. Может быть, всё не так страшно. А может быть, всё страшно совсем. Но вы узнаете об этом сразу, и можно будет (иногда) по горячим следам что-то поправить. Например, по ряду оснований сделку можно оспорить  только в течение года после заключения. Поверьте, он пройдет очень быстро. Поэтому бежать к юристу нужно сразу. Как только вам в голову пришла мысль, что «что-то здесь не так».

Что в сухом остатке?

Первое: «Каждый подписанный мною клочок бумаги имеет значение».

Второе: «Если что-то подписано, то, скорее всего, будет выполнено. Заставят».

Третье: «Я не постесняюсь проконсультироваться «до». Большинство так называемых «срочных» сделок может подождать моей подписи до завтра».

И четвёртое: «Если мне покажется, что меня уже надули, я сразу побегу к адвокату или юристу. Чем быстрее побегу, тем меньше, возможно, потеряю».

2016-04-13

«Вечный» кредит

Это, кстати, большая проблема. Люди разводятся — кредиты остаются. И судами не делятся, даже если такое требование заявлено. Не хочется привлекать банки, не хочется считать проценты…

В общем так, дорогие граждане: если вы взяли кредит на своё имя, то при разводе платить его скорее всего придётся и далее вам самому. Даже если брали вы его с согласия другого супруга, как хотела, было, сделать Госдума. А потом уже взыскивать с бывшего супруга деньги, которые вы потратили на погашение кредита. Схема странная, но всем удобная. Кроме того, кому платить.

Итак, вот, скажем, гражданин Г-н. взял в 2012 году кредит. Большой. На квартиру. Будучи в браке.  И гражданка Г-на, его супруга, про кредит знала, и поручителем выступала. И платили они (по сути, он — она не работала) до самого развода.  Брачного договора супруги, разумеется, не заключали.

А после решения суда, который оставил гражданке Г-ной половину квартиры, и отдельно прописал её право там жить, Г-на посчитала, что больше никто никому не должен и, в целом, праздновала победу, препятствуя бывшему мужу и его родителям видеть сына и внука (но это другая история).

Она так посчитала. Но не банк, который стал у Г-на постоянно денежки требовать. И Г-н платил. Что-то там порядка миллиона с лишним за год. Просил Г-ну поучаствовать (всё же долг — общий), но она оставалась неприступна. И денег не давала.

Хорошо, сказал Г-н, и пошёл в суд. Удивительное рядом, но суд рассмотрел дело за 2 (два) заседания и полтора месяца времени. Так не бывает, но я видел! В результате — исполнительный лист на 570 тысяч рублей, запрет выезда за границу и  описывающие мебель приставы. Г-на расстроена. Если Г-в будет делать всё правильно (а мы — рядом, и делать неправильно у него не получится), то этот долг будет преследовать Г-ву достаточно длительное время.

 

А вот Т-ов, как истинный джентельмен, кредит платил молча, и к концу 2012 года выплатил всё сполна. Сумма набежала под два с половиной миллиона. А в 2016-м жена решила, что она с новым почти уже мужем уезжает за границу. Вместе с ребёнком Т-ва.

Т-в возмутился. И, как это обычно в таких случаях бывает, навёл все орудия, и попытался выстрелить. Иск о месте жительства ребёнка судом ещё рассматривается, а вот взыскать с бывшей супруги выплаченный сполна кредит (вернее, половину его) — не удалось. Суд посчитал (и мы вынуждены с ним согласиться), что срок исковой давности — три года. И считать его нужно с той минуты, когда Т-в выплатил последний рубль кредита. А поскольку прошло больше времени — увы, и ах. Отказ в иске, даже документы никакие судья запрашивать не стала (а настаивала ответчица — пыталась доказать, что Т-в не платил).

Т-в расстроен. Пришёл ко мне в печали.

Уже безнадежно решил я всё-таки сделать запрос в банк, ну, мало ли что… И оказалось — таки да!

Когда вы выплачиваете кредит, особенно в валюте, не всегда удаётся попасть копеечка в копеечку. И Т-в тоже не попал. Он заплатил всё банку, собрал квитанции, и пошёл в суд. А кредит, оказывается, не закрыл, договор не расторг, бумажку от банка о том, что ничего не должен — не получил. И на вчерашний день в банке (слава богу, живом, с неотозванной лицензией) имеется должок на сумму что-то вроде двух тысяч рублей набежавших за несколько лет с тех рублей, на которые он не «дозакрыл» кредит в 2012 году.

Никогда не видел человека ТАК радующегося наличию у него непокрытого долга перед банком. Эти две тысячи, по сути, «выигрывают» ему чуть не полтора миллиона. Так как кредит не был погашен, то срок исковой давности так и не начал течь.

Говорю же, вечная тема, вечная…

Older posts