Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному праву и детскому (ювенальному) собирал много лет

Author: Антон Жаров (page 2 of 38)

Главное, чтобы счастливых детей и родителей было больше

Иногда может показаться, что адвокат Жаров — это только про детей, оставшихся без попечения родителей, опеку и подобное… Нет, это не так. Адвокат Жаров это про детей, семью, раздел имущества, наследство, недееспособных и так далее. В первую очередь, увы, про определение места жительства детей и порядок общения с ребёнком отдельно проживающего родителя. Таких дел у нас — около 80%, но… ни про одно из них я рассказывать не буду.

В первую очередь потому, что любая информация о моих доверителях охраняется адвокатской тайной. Если я что-то всё-таки пишу о своих делах, то описывая ситуацию меняю всё до неузнаваемости, так, чтобы никто из участников дела даже не догадался, что речь идёт о них. Никогда не публикую такие заметки сразу после того, как получено решение суда, всегда спустя время. Иногда год. Всё делается для того, чтобы никакая информация (и даже намёки на её наличие) про конкретного доверителя не попала в паблик…

Поэтому вы читаете много о том, что я делаю, по большей части, pro bono, на ниве помощи детям, оставшимся без попечения родителей, и совсем-совсем мало — про другие дела, которых, в десятки раз больше…

Увы. Простите, что приходится быть скучным.

Главное, чтобы счастливых родителей и детей было больше. И, если это приходится делать в тишине — ну, увы, работа такая.

Шестое Городское юридическое занятие для слушателей школ приемных родителей. Well done

Ну, что сказать, в шестой раз — это не то, что в первый. Ладно, мы уже откатали программу занятия настолько, что уложились во время занятия с точностью чуть ли не до минуты, успев рассказать всё, что задумали. Но и аудитория подготовилась: аккуратно, массово, чётко и по делу сыпала вопросами через месенджеры, активничала на «открытом микрофоне» (вот тут пришлось немного задержаться, чтобы успеть ответить всем), и вообще, на этот раз была на редкость тёплая и принимающая аудитория.

Разумеется, не всё, что вы хотели спросить, входит в программу подготовки и освещается нами на Городском юридическом занятии.

Например, спрашивали, как бороться с ювенальной юстицией? Вообще, усыновление и опека — это не про борьбу, это, скорее, про любовь. И, если бы ювенальная юстиция в России была на самом деле, и если бы с ней надо было бороться, единственным способом нашей борьбы с ней было бы ещё большее сплочение рядов потенциальных усыновителей и опекунов в борьбе за вызволение детей из сиротской системы.

А если говорить более серьёзно, то если бы ювенальная юстиция (то есть, специальное правосудие для детей и подростков, совершивших правонарушения) в России была, все бы мы жили немножко в другой стране. Те эксперименты с ювенальной юстицией (настоящей, а не той, с которой борются в своих головах странные люди с хоругвями) в Ростовской, например, области, показывали, что это приводит к значительному снижению рецидива преступлений среди несовершеннолетних.

Но никакой ювенальной юстиции у нас, увы, нет.

Также спрашивали, и старались спросить очень подробно, про наследство подопечных. Ну, во-первых, пока нет реального подопечного с реальной ситуацией наследования — советы давать непросто, и, пожалуй, единственный тут совет — не торопиться принимать наследство до консультации с юристом.

А вообще, этот вопрос актуализируется каждый месяц, и недавно я уже писал по этому поводу.

А ещё к нам на ГЮЗ приходят не только слушатели ШПР, но и коллеги из школ приёмных родителей.  В эту  субботу был представитель Ресурсного центра. Это приятно, когда коллеги слушают коллег. И иногда задают вопросы и дают «обратную связь». Одна из сотрудниц московского дома ребёнка удивлённо заметила, что, оказывается, «усыновителям приходится пройти столько трудностей, хотя, по идее, все должны были бы им только помогать». Интересное наблюдение.

Не обошлось и без вопросов про Команду. Сколько вас, спрашивают, человек? Не успел уточнить, с какой целью такой вопрос — то ли кажется, что нас слишком много, то ли,  наоборот, видят слишком мало (а большинство сотрудников — за кадром).

Во всяком случае, ГЮЗ-6 получился очень динамичным и, надеюсь, помог всем его участникам узнать что-то такое, что позволит им стать отцом или матерью приёмного ребёнка легче и проще.

До новых встреч! Следующее Городское юридическое занятие состоится 12 мая. Регистрация, конечно, уже открыта.

Городское юридическое занятие

Психологическое тестирование: «издеваются» и «добровольно обязуют»

«По-моему, над нами просто издеваются» и «добровольно обязуют»…

Это — цитаты из комментариев под одним из постов на фейсбуке, где потенциальная приёмная мама спрашивает, а обязательно ли проходить это самое психологическое тестирование, на которое гонят всех потенциальных приёмных родителей (всех форм устройства) в Москве? И тут же опытная приёмная родительница ей отвечает: мол, да, обязательно. А документ, спрашивают, какой, установил эту самую обязательность? Потому, что похоже это на издевательство, а не на помощь. А не помню (!), говорит, можно на сайте Департамента посмотреть…

Ещё раз повторю то, что говорил не раз.

Психологическое тестирование кандидатов в приёмные родители, опекуны, усыновители — дело добровольное. Совсем добровольное. Совершенно добровольное. То есть — ТОЛЬКО по желанию самого потенциального родителя.

Люди (в основном, сотрудники органов опеки Москвы, а также ГБУ «Детство», проводящие это самое «тестирование»), которые говорят, что это обязательно — ВРУТ. Вот прямо так — ВРУТ!

Каждого, кто идёт на это самое психологическое тестирование, заставляют (сказкой ли, лаской ли) заполнять добровольное согласие на такое тестирование. Люди подписывают — и получают … то, что получают.

А что в этом страшного, спросите вы? Ну, протестируют вас психологи, может, чего умного скажут. Проблема ровно одна: всё, что эти психологи (которых выбирали не вы! уровень подготовки которых нам неизвестен! добросовестность по отношению к вам, учитывая, что работают они в структуре органов опеки — весьма сомнительна, и мне не стыдно за это слово — СОМНИТЕЛЬНАЯ ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ!), так вот, все эти психологи, о чём-то вас спросив, что-то напишут на бумаге, и отправят… в орган опеки! НЕ вам, чтобы вы «подумали» или, там, «в себе разобрались», а в орган опеки!

Дальше, как это уже было и не раз, и таких дел в судах Москвы уже десятки, а будут — обещаю — сотни, орган опеки переписывает «рекомендацию психологов» в своё заключение.

Беда в том, что вы не можете никак спорить с тем, что напишут эти государственные психологи. Никак. Даже если их заключение настолько ужасно по качеству,  что глаза расширяются до блюдец: перепутаны имена, родственные связи, «забыт» при описании семьи, муж, совершеннолетний сын (и всё это в одном заключении! и это мы ещё про методики не начали говорить!).

Если решение органа опеки, который тоже бывает неправ, вы можете оспаривать, то «заключение» неизвестно-безымянных «специалистов» из «Детства» — никак. И именно эти люди будут решать вашу судьбу как усыновителя.

Итак:

  1. Всякого рода «психологические тестирования» — дело добровольное. СОВСЕМ добровольное. Если не хотите — достаточно сказать: не хочу.
  2. Орган опеки обязан выдать заключение о возможности быть усыновителем в течение установленного срока после подачи в орган опеки документов по перечню, установленному Постановлением правительства № 423 (опека, приемная семья) или № 275 (усыновление). Ни в одном, ни в другом перечне никаких «обследований» нет. Не берут документы — настаивайте, сдавайте через  МФЦ, шлите по почте — вариантов сейчас много.
  3. Отказать «за отсутствием психологического тестирования» в выдаче ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО заключения органа опеки — НЕЛЬЗЯ. А вот отказать вам на основании того, что понапишут госпсихологи по результатам вашей добровольной явки на «процедуру» — МОЖНО. И ещё как отказывают!

Я лично убеждён, что все эти танцы с бубнами направлены ровно на одно — экономию бюджета. Слишком много стали «завозить детей» из других регионов (московские-то кончились почти), и столица, в лице ДТСЗН, стала экономить деньги.  Но лично мне кажется, что это какая-то не вполне людская «экономия»…

Кемеровская бесчеловечная беспечность

Я сильно не удивлюсь, если основными обвиняемыми в кемеровской трагедии станет какая-нибудь билетёрша Клавдия  Ивановна, запершая кинозал на ключ, и охранник Олег Василич, пять раз выключивший сигнализацию…

Но знаете, поделом. Вот, буквально. Поскольку причинно-следственная связь между гибелью людей и действиями есть именно у этих «простых» труженников. Мы сейчас говорим про угловно-правовой аспект, пока не далее.

Действительно, в инструкции охранника написано: орёт сирена — начинай эвакуацию и вызывай пожарных. Я убеждён, что именно это в инструкции и написано. Я даже думаю, что в каптёрке висит какой-нибудь плакатик вроде «При пожаре звони 01», постоянно попадающийся на глаза… Но человек всё равно привычным жестом выключает «кричалку», предполагая, что пожара быть не может, а это она криво сработала…

Билетёрша, которую задолбали пролезающие без билета дети, и которая закрыла зал на ключ — у неё что в инструкции написано? Наблюдать за проекцией фильма, а при возникновении ЧС — распахнуть двери, организовать эвакуацию… Почему в каком-нибудь «Октябре» у входа в каждый кинозал сидит на стуле, умирая от скуки, какой-нибудь парень или девица? Нет, не для того, чтобы «дети не бегали» (хотя, побочно, может быть и тоже), а для того, чтобы это самое: распахнуть, организовать.

Стюардесса в самолёте вам нужна не для того, чтобы элегантно подносить виски на высоте 10600 метров, а для того, чтобы в случае ЧС за 90 секунд (!) освободить самолёт от пассажиров, потому, что горит он всего три минуты. Дотла.

Очень многие люди, которые сидят, стоят, ходят, просто делают что-то очень факультативное, находятся в этом месте и в это время ровно для того, чтобы  в случае ЧС сделать одно-два движения, которые позволят избежать жертв.

И здесь начинается главная проблема. Поскольку ни в какой пожар никто не верит (это случается не с нами, а этот дымок — «просто» дымок, а сработавшая сигнализация — «просто» сработала, без повода…), никто ничего подобного и не делает. Лень, страшно, да и вообще, зачем людей пугать.

И ведь никто никогда этой тёте Клаве не объяснил: билеты проверять — это твоё ПОБОЧНОЕ действие, главное — распахнуть, твою мать, двери, если будет дым или услышишь сирену! Вот стюардесс этому учат, вот именно такими словами. Комфорт на борту самолёта ВСЕГДА следует ЗА безопасностью.

Мужичок, который все 30 лет стажа крепил недоустановленную стрелку просто проволокой (23 человека), дядька-водитель снегоуборщика,  забывший доложить диспетчеру, что не освободил полосу (4 человека),  медики, не поинтересовавшиеся, кто и куда тащит ребёнка (трагедия с похищением младенца в Дедовске), пилот, по сути купивший своё лётное удостоверение и просрочивший все переподготовки (65 человек)… Всё происходит из-за маленьких простых и совсем нестрашных действий — неправильных, не по инструкции, но ведь кому она интересна, эта инструкция?

И здесь уже начинается ответственность руководителей. Твоё дело, Вася, не только ключи выдавать, но и, чёрт подери, вызвать пожарных при любом, мать твою, срабатывании сигнализации… Именно эта функция делает твою жизнь, Вася, осмысленной! И повторять, повторять каждый день! Делает это начальство? Могу биться об заклад — нет. И начальство начальства. И начальство начальства начальства.

Кто-то из бизнесменов рассказывал: пришёл пожарный инспектор, расписал нарушений… Исправить — миллиона три. И тут же говорит: или 300 тысяч на карман… Ну, бизнесмен стал всё исправлять, исправил. Приходит пожарный, видит, придраться не к чему, и удивлённо спрашивает: нафига платил столько? Мог бы в 10 раз меньше! То есть, даже этот огнеборец в брезентовых штанах в пожарную безопасность не верит! Даже он считает, что это всё — блажь и маета! Сволочи, конечно… Но не меньшие сволочи те, кто эту брезентовую задницу кормит взятками: это значит, что вместо настоящих дымодатчиков стоят пластмассовые муляжи, запасных выходов не хватает, а огнетушители не проверялись никогда.

Ну, хорошо, эвакуировали бы центр из-за ложной тревоги. Ну и что? Что было бы НАСТОЛЬКО страшного? Ничего. Наладили бы сигнализацию, чтобы ложно не срабатывала. Но нет. Первое, что делает Вася при срабатывании сигнализации — это выключает её, если срабатывает второй раз — звонит… начальнику, сменщику, Пете, жене — хрен знает кому, спрашивает, что делать…

А должен (и по инструкции, и по жизни), звонить «01» или даже просто нажимать кнопку. Но … не делает.

Поэтому мне «стрелочников» не жаль ничуть. Их лень, боязнь, глупость — привели к смерти других людей.  Беспечность — вот как это называется приличным словом. Легкомысленно рассчитывал, что, авось, пронесёт. Мелкая, ленивая, подлая, глупая дрянь убила детей. И, как бы нам не хотелось обвинить в этом какого-нибудь условного Тулеева или Путина (они за своё ответят) — виноваты именно эти, мать их, «простые люди».

Мы — такие же, кстати…

Адвоката надо применять «по инструкции»

Написал традиционную, ежегодную статью об адвокатской профессии. Зачем вам адвокат? Какой? Как им пользоваться?

А вот — почитайте.

Older posts Newer posts