Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному праву и детскому (ювенальному) собирал много лет

Author: Антон Жаров (page 1 of 38)

Новое, «упрощённое» заявление опекуна или усыновителя — образец

После вчерашней заметки об «улучшайзинге» процесса усыновления/опеки у читателей возник вопрос: а что же поменялось в самом заявлении? В целом, появились обязательные вещи, которые нужно в нём писать. Раньше оно могло состоять из одной строчки, а остальное выяснялось по документам. А теперь…

Заявление о возможности быть опекуном или усыновителем — образец

Смотрите внимательно за руками: усыновление и опека упрощаются, упрощаются, упрощаются… До полного запрета?

Ещё в декабре 2017 года были приняты изменения в Постановление правительства № 423 (о назначении опекунов) и Постановление правительства № 275 (об усыновлении), которыми, как объявлялось, упрощается процедура усыновления и опеки.

Смысл в том, что ряд документов (жилищные и справка о несудимости) будет теперь получаться органами опеки самостоятельно, путём межведомственных запросов в электронном виде, и без участия граждан.

Хорошо, сказали мы, и стали читать.

Итак, подав все документы (заявление, в котором теперь надо переписывать половину Семейного кодекса, автобиографию, справку с места работы, медицинское заключение, копию свидетельства о браке, если в браке и свидетельство о прохождении подготовки), гражданин может спать спокойно — остальные документы орган опеки запросит сам.

Какие это документы. В случае, если вы на пенсии — опека запросит пенсионный фонд. Но это большинство опекунов не касается. Дальше, запросят выписку из домовой книги (всех «прописанных») и финансово-лицевой счёт. Потом дело дойдёт до справки о несудимости.

Раньше все эти документы гражданин должен был принести сам. Это не вызывало особенных проблем, потому, что жилищные документы вы и так могли получить без каких-то затруднений и за три минуты, а справка об отсутствии судимости, хотя и готовилась в течение месяца, обычно её «заказывали» в момент начала подготовки в Школе приёмных родителей, и к концу подготовки она была уже заведомо готова.

То есть, проблем, в целом, не было. Объёмом документов процесс опеки или усыновления не удивлял.

Тем не менее, сразу после подачи документов у органа опеки и попечительства начинал течь срок. При опеке — 10 календарных дней, при усыновлении 10 рабочих, но это были понятные и разумные дни за которые орган опеки должен был выдать заключение о возможности быть опекуном или усыновителем.

То есть, подав заявление 1 числа, уже 11-го, если это не было выходным, вы уже требовали ответа. И эти 10 дней давались органу опеки как раз на то, чтобы подумать, и, параллельно, если нужно, проверить ваши документы.

Теперь всё решили оптимизировать.

Итак, как же дело обстоит сегодня? Вы приносите заявление и некоторый набор документов, сдаёте его в орган опеки. Предположим, это 1 число, понедельник.

Орган опеки в течение 2 рабочих дней (то есть, не позднее 3 числа, среды) должен направить через это самое «электронное взаимодействие» запросы про судимость и жильё.

Дальше запрос может некоторое время «идти». И пусть вас не удивляет этот момент: действительно, не факт, что отправленный сегодня запрос будет в ту же секунду чиновником «на другом конце провода» получен. Предположим, что это происходит на следующий день (хотя, может быть и три дня «на регистрацию»). Итак, запрос в каком-то органе получен в четверг, 4 числа.

Затем, у этого самого органа есть 5 рабочих дней чтобы «направить» ответ в орган опеки. Может быть вы обладатели какого-то другого опыта, но в моём жизненном опыте выражение «направить в течение 5 дней» означает всегда «отправить на 5 день». Итак, считаем: 5 число — это пятница, 6 и 7 — выходные, часики не тикают, 8, 9, 10, 11 — только в следующий четверг, 11 числа ответ на запрос будет «направлен» в орган опеки.

А получен? Ну, надеемся, на следующий день, в пятницу, 12-го.

Затем, в течение трёх рабочих дней (13 — суббота, 14 — воскресенье, то есть, получается, 15, 16 или 17 — до среды) орган опеки должен провести обследование условий жизни граждан, претендующих принять ребёнка в семью.

Окей, провели. После этого — должны оформить акт обследования. По какой-то странности, не в течение 3 рабочих, а в течение «просто» трёх дней, ну, ок. Итак, 17, в среду, обследовали, даём три дня (18, 19, 20 — четверг-пятница-суббота), дело всё равно заканчивается понедельником, 22 числа. Бинго?

Нет, это только акт обследования, а ещё не заключение.

Заключение выдаётся в течение 10 рабочих дней со дня получения ответов на запросы, то есть обследование условий жизни как бы «внутри» этого срока.

Итак, если мы правильно помним, ответ получен 12 числа (в пятницу), отсчитываем 10 рабочих дней — 15, 16, 17, 18, 19, 22, 23, 24, 25, 26 — десятый день оказался пятницей 26 числа.

Но и это ещё не всё! Заключение направляется (или вручается) заявителю в течение 3 дней («просто» дней) со дня подписания. То есть — понедельник, 29 числа нашего условного месяца.

Я лично не верю, что ответы на все запросы будут по идеальным каналам связи приходить в идеальные 5 дней. Нет, скорее всего, всё будет затягиваться, глючить и не работать как надо. Но, предположим, что всё-таки будет.

Итак, подав заявление о выдаче заключения о возможности быть опекуном 1 числа в понедельник, если месяц попался без праздников, вы сможете получить заключение — 29 числа при идеальных условиях.

Оптимизировали? Улучшили? Упростили?

Так и хочется спросить: что вы делаете, гады? Сроки выдачи заключения о возможности быть опекуном (или усыновителем) с 10 дней «подросли» до 29. Вместо «недели и ещё чуть чуть» или даже «две недели» — стало месяц.

Упростили!

Это я не говорю ещё о других «плюшках» и «маршмеллоу», которые окружают и давят потенциальных усыновителей и опекунов со всех сторон. Молчу о добровольном, но преподносимом как обязательное, психологическом тестировании кандидатов в опекуны или усыновители. Не описываю круг ада, который ожидает тех граждан, которые решаться взять «немосковского» ребёнка в семью москвичей.

Вообще, говоря кратко, поезд очевидно поехал назад: если раньше опекунов или усыновителей привечали, то сегодня со всей очевидностью говорят им, мол, мы вас не ждали, отвалите.

Читайте также: Заявление о возможности быть опекуном или усыновителем

Зачем вам развод

Очень часто на первом приёме формулируется задача для адвоката: «я хочу развестись». На этот запрос я неизбежно отвечаю: зачем?

Чем отличается жизнь в браке или «просто»? Ценой развода, больше, в сущности, ничем. До брака ваше имущество формируется из ваших денег вами самостоятельно. И, соответственно, кто купил, на чьё имя оформили — того и «тапки».

В браке всё приобретаемое и зарабатываемое имущество, вне зависимости от того, кто именно  его заработал, купил и т.п. — совместное имущество супругов и, подлежит разделу, если что. Всё остальное в жизни мужчины и женщины, матери и отца, мужа и жены — принципиально не зависит от того, в браке ли вы или нет.

Поэтому, если вы намереваетесь что-то приобретать в ближайшее время, а отношения уже не называть супружескими — развод имеет смысл. Во всех остальных случаях разводиться стоит, если это вам зачем-то нужно (например, для вступления в новый брак), а оставаться в браке — более удобно в ряде случаев даже для неладящих супругов.

Возьмём для начала чисто «человеческий» фактор. Тезис «милые бранятся — только тешатся» работает и при решении вопроса о детях (если вы ещё в браке — государственные органы будут действовать мягче, ибо вдруг вы потом помиритесь, а им — отвечай), и при рассмотрении заявлений супругов в правоохранительных органах.

Если в отношении вас применено насилие (кстати, эта рекомендация будет не только жёнам, но и мужьям!), с моей точки зрения, разводиться надо немедленно.

Теперь имущество. В браке вы или нет — неважно, поделить совместно нажитое вы можете в любой момент времени. Только при «распиле» собственности у вас больший манёвр, если вы в браке — к вашим услугам брачный контракт (а после развода — только соглашение о разделе имущества), условия которого могут быть несколько гибче, чем упомянутого соглашения.

Судебная процедура раздела имущества до или после развода ничем не отличаются.

Алименты, как на детей, так и на жену (до 3-х лет детям) — никакой разницы ни при получении решения суда (или судебного приказа), ни при взыскании алиментов через приставов.

Место жительства детей определяется также в судебном порядке (или по соглашению родителей), если они не живут вместе. При этом не имеет значения, в разводе ли стороны, исходные основания — раздельное проживание родителей, а не их брак, либо его расторжение.

Порядок общения с детьми отдельно проживающего родителя также не зависит от наличия или отсутствия брака.

В общем, есть куча вопросов, которые надо решить, среди которых расторжение брака, само по себе — не самый главный. А если есть более важные дела — зачем вам сейчас именно развод?

PS: Не забудьте подписаться на мой канал в Telegram — всё короткое, умное, но скоротечное я публикую там.

Самый неприступный в России банк — банк данных о детях-сиротах

Как выясняется, Федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей — неприступная крепость. Людей, ухитрившихся в него попасть — единицы.  И вообще, создаётся впечатление, что ФБД — специально закрывается от всех возможных кандидатов в усыновители и опекуны.

В любом банке всегда есть рабочее время: вы можете прийти в отделение с 9 до 18 часов, обед с 14 до 15, что-то вроде. Ничего подобного в ФБД нет. Есть только вот это.

 

Это страница на сайте усыновите точка ру, где вы можете (если очень повезёт) записаться на приём в этот самый ФБД.

Я не знаю, что происходит, но только у меня есть с десяток живых примеров, когда люди по несколько недель тратили на то, чтобы записаться в это самый ФБД. И безуспешно! Беглый опрос усыновителей в интернете выявил только одну женщину, которая была реально в этом ФБД, и с которой «полтора часа возились», что произвело на неё неизгладимое впечатление.

Все остальные как ни пытались записаться через эту форму — не смогли никак.

В чём проблема?

Думаю, что основная проблема в том, что эта система не работает. Ну вот просто: не работает и всё. То ли потому, что она неправильно сделана, то ли потому, что сотрудники неправильно её используют. Ну, не может быть такого, чтобы в 10:03 записи не было ЕЩЁ, а в 10:04 — её не было УЖЕ. Что, за одну минуту (или меньше) уже все слоты были заняты? Не верю. Скорее всего, просто глючит софт, а?

Второй вариант. Если на всю неделю на всю страну выделять, например, три слота для записи — они разлетаются за секунды. Уверено ли Министерство образования и науки в том, что такого количества слотов достаточно? И сколько их там вообще (на сайте об этом никакой информации нет)?

Третье. Поскольку жалобы на федеральный банк данных стали идти плотным потоком с конца прошлого года (а сейчас уже просто водопадом), то скорее всего, что-то поменялось. Например, или подрядчик (который не так работает), или расписание, или что-то ещё. Ведь той самой женщине не просто так полтора часа уделили — делать людям, очевидно нечего, очереди — нет.

Кстати говоря, сама работа ФБД определяется Административным регламентом, утверждённым Приказом Минобрануки от 2015 года № 588. И там, между прочим, нет никакой обязательной записи через интернет, а только номера телефонов и адреса.

Пункт 6:

Запись граждан на личный прием осуществляется предварительно по их устным обращениям ежедневно, кроме выходных и праздничных дней, с 9.00 до 18.00, в предвыходные и предпраздничные дни — с 9.00 до 16.45 по телефону (495) 629-08-84.

Это значит, что нужно звонить по этому номеру — и записываться. И они обязаны записать.

У меня дозвониться не получилось. Трубку никто не берёт. Подозреваю, что не получится и у вас. Если же вы всё же дозвонитесь до департамента, вас ждёт прекрасное: «Запись через сайт. У вас не получается? Ну, другие же как-то записываются?!»

Я подозреваю, что тут какая-то бяка. И поэтому по поручению одного из своих доверителей я сегодня отправил запрос в Минобрнауки. Кто, когда и как проверял работу ФБД по Административному регламенту? Кто, когда и как проверял, работают ли телефоны? Кто, когда и как определил, что вся запись будет только через интернет? Кто, когда и как проверял работоспособность этого незатейливого интернет-механизма? Кто, когда и как научил барышень из ФБД отвечать про «другие как-то записываются»?

И, наконец, не похоже ли это на то, что какие-то чиновники, работающие в ФБД просто саботируют устройство детей в семьи?

 

UPD: Информация из Минобра (10.04.2018). Судя по всему запись на прием работает, но… ДВЕ МИНУТЫ в понедельник, и за это время записываются все слоты на неделю вперёд. Учитывая, что на одного посетителя тратится ДВА ЧАСА (слова сотрудника Минобра), а прием ведут только три сотрудника — неудивительно.

В скором времени (неуточнили, правда, насколько скором) будет добавлен четвёртый человек, станет на 25% легче…

И, говорят, будут думать, что делать. И мы давайте подумаем, что именно сделать, чтобы как-то эту ситуацию разрешить. Будем думать?

Воскресный адвокат

Сегодня у меня было дело, рисковавшее стать самым быстрым в моей практике. Но не стало.

Самое быстрое было, всё-таки, дело одного моего доверителя, которое длилось 3 часа. Около часа мы обсуждали, какое предложение сделать матери ребёнка, чтобы, по возможности, удовлетворить всех, 15 минут я дозванивался до адвоката жены, 10 минут разговаривал, остальное время — ждали приезда в офис супруги с адвокатом и прихода нотариуса (тогда он был прямо в нашем здании; теперь такого кайфа нет — надо идти 100 метров) для подписания соглашения. Тогда на слове «Жаров» коллега сказал просто: мы обо всём договоримся, судиться не надо.

Это, конечно, нечастый случай, но мне очень нравится именно такая постановка вопроса: узнал, кто адвокат противоположной стороны — сразу понимаешь, как будешь договариваться.

А сегодня всё-таки, в три часа не уложились… Пришлось долго уговаривать отца (я — на стороне матери), что он никогда в суде не получит разрекламированные в кинематографе «50/50» времени, и что общение с ребёнком 2 лет в основном в присутствии матери — это нормально. Четыре часа, и после этого, несмотря на воскресенье, стороны пошли подписывать составленное соглашение к нотариусу.

Мы так офис специально не выбирали, но вышло, что один из немногих нотариусов, работающих в воскресенье в Москве, находится в пяти минутах от нас. Вот туда и отправилась пара подписывать соглашение.

Я, конечно, ещё держу пальцы скрещёнными, но мне кажется, всё будет хорошо.

Если честно, я плохо представляю себе, как двое взрослых людей могут за два-три часа не договориться о том, где и как будет жить их совместный ребёнок, и как будет происходить общение со вторым родителем. Тем более, в присутствии двух профессиональных юристов. Вот, ума не приложу…

А ведь споры про место жительства ребёнка и порядок общения с ним отдельно проживающего родителя — основная наша работа. И если мы пришли с таким делом в суд, это значит, что кто-то из двоих взрослых людей (и, что греха таить, порой, оба) оказался недоговороспособным. И теперь вместо двух часов переговоров и получаса у нотариуса их ждёт месяца четыре (в лучшем случае) в суде, и судебные приставы в конце…

Увы.

И тем радостнее за тех, за кого я сейчас держу скрещенными пальчики.

Older posts