Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Author: Антон Жаров (page 1 of 34)

Про наследство подопечных — за, против? Воздержаться!

Реальность такова, что принятие наследства — не всегда благо для подопечного. Хотя всегда орган опеки настаивает: надо принимать.

Надо думать! А принимать как раз не обязательно. Далеко не всегда получение 1/15 доли в квартире принесёт ребёнку что-нибудь кроме проблем.

Написал по этому поводу статью. «Подопечный и наследство: принять нельзя отказаться».

Единство и борьба противоположностей (про брак, сожительство и депутатов)

Вот, скажем, член Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации вносит в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации законопроект о том, чтобы приравнять сожительство в течение 5 лет (а если с детьми — то и двух достаточно лет) к браку. Во всяком случае, в вопросах дележа имущества.

Окей, говорит, Оксана Пушкина, например, этот закон приведёт к защите прав женщин, которые пять лет с кем-то прожили, а теперь, расставшись, ничего не получили…

Оставляя в стороне вопрос о том, что никаких прав на имущество, купленное мужчиной, в квартире (даже в кровати) которого ей довелось прожить 5 лет,  у женщины не возникает, следовательно, защищать-то нечего, поговорим о том, к чему такой закон приведёт.

Итак, какую проблему данный закон разрешает? И какие проблемы перед нами действительно стоят?

Решает он проблему (как правило) женщин, которым не удалось (или не захотелось) довести «милого» до ЗАГСа. Причём, только одну «проблему»: я на него потратила лучшие годы, а где же материальный результат? Деньги где?

Но нельзя сказать, что такого рода проблемы являются остро стоящими перед нашим обществом. Зато серьёзно стоит другая: регистраций отношений семейных становится всё меньше. Люди почему-то живут вне брака, не рассказывая государству о том, что образовалась ячейка общества.

Почему? Ну, по разным, наверное, причинам. Но уж точно не потому, что регистрация брака как-то трудна или дорога. Просто два взрослых человека, разделяя одну простыню на двоих, не находят в себе желания дойти до ЗАГСа, чтобы «поставить штамп».  Как это делается, они, наверное, знают, но, вероятно, одного или обоих не устраивают последствия, к которым приведёт регистрация отношений.

Чем удобен брак? Появляется возможность быть друг другу «родными», упрощается решение вопросов, связанных с представительством друг друга в разных организациях, проще регистрировать совместных детей, есть определённые льготы при налогообложении… Ну, и финансовый вопрос: всё имущество, нажитое в браке, — пополам (если нет брачного контракта) и наследство — супруг/супруга в первую очередь.

Так что будет, если закон примут?  Те люди, которых не парят вопросы прохода в реанимацию к супругу или налоговых (копеечных) льгот — не будут иметь вообще никакого стимула пойти в ЗАГС. А зачем? Имущественный вопрос и так решён, а на кой нам надо тогда куда-то тащиться?

То есть, до принятия закона (как правило) женщина всё-таки пихала мужчину в строну окошка регистрации браков, то теперь причин для этого стало гораздо меньше.  

Таким образом, на выходе данного закона мы получим уменьшение количества браков, регистрируемых официально. И увеличение количество несчастных женщин, которые, не дотащив своего мужчину до ЗАГСа, а понадеявшись на «пятилетку», будут долго и муторно доказывать эти самые «фактические брачные отношения» перед, например, десятком наследников. Или, что ещё более живописно, «настоящей» женой, той, у которой в паспорте штамп.

Остановитесь, а? Может лучше подумать о каких-то других, более простых способах регистрации отношений? Не обязательно брачных, но каких-то других? Когда ячейка, в принципе, создаётся, но не полностью брачно-семейная, а какая-то более «лайт»?

Нет, про это даже думать не хотят: РПЦ будет против, очевидно. Ну, утешает одно, РПЦ будет и против ваших «автоматических сожительств».

Как нам сообщили, усыновителям и опекунам будет легче…

Несколько публикаций так и говорят, опекунам, мол, и усыновителям будет легче… Ну-ну.

А в реальности случилось следующее. Правительство России, уже по сложившейся традиции, перед самым Новым годом, приняло постановление от  30 декабря 2017 года № 1716.

Что меняется. В первую очередь, отменяется сбор некоторых документов, а именно, трёх: выписки из домовой книги,  финансового лицевого счета и справки об отсутствии судимости.

Ура или увы?

На самом деле, ура, но в реальности будет увы. Объясняю по-простому.

Документ вступает  в силу с 17 января. Теперь  не нужно (т. е. вообще не нужно) указывать своё место жительства и доказывать, то оно там у вас где-то есть. (Спойлер: не спешите радоваться).

Читаем внимательно (это новая редакция постановления правительства о порядке усыновления):

«6. Граждане Российской Федерации, желающие усыновить ребенка, подают в орган опеки и попечительства по месту своего жительства заявление с просьбой дать заключение о возможности быть усыновителями (далее — заявление), в котором указываются:

фамилия, имя, отчество (при наличии) граждан, желающих усыновить ребенка;

сведения о документах, удостоверяющих личность граждан, желающих усыновить ребенка;

(4 абзац) сведения о гражданах, зарегистрированных по месту жительства гражданина, желающего усыновить ребенка;

(5 абзац) сведения, подтверждающие отсутствие у гражданина обстоятельств, указанных в подпунктах 9 — 11 пункта 1 статьи 127 Семейного кодекса Российской Федерации;

(6 абзац) сведения о получаемой пенсии, её виде и размере (для лиц, основным источником доходов которых являются страховое обеспечение по обязательному пенсионному страхованию или иные пенсионные выплаты).

Граждане, желающие усыновить ребенка, подтверждают своими подписями с проставлением даты подачи заявления указанные в нем сведения, а также осведомленность об ответственности за представление недостоверной либо искаженной информации в соответствии с законодательством Российской Федерации.

К заявлению прилагаются следующие документы:

— краткая автобиография лица, желающего усыновить ребенка;

— справка с места работы лица, желающего усыновить ребенка, с указанием должности и размера средней заработной платы за последние 12 месяцев и (или) иной документ, подтверждающий доход указанного лица, или справка с места работы супруга (супруги) лица, желающего усыновить ребенка, с указанием должности и размера средней заработной платы за последние 12 месяцев и (или) иной документ, подтверждающий доход супруга (супруги) указанного лица;

— заключение о результатах медицинского освидетельствования граждан, намеревающихся усыновить (удочерить), взять под опеку (попечительство), в приемную или патронатную семью детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, оформленное в порядке, установленном Министерством здравоохранения Российской Федерации;

— копия свидетельства о браке (если граждане, желающие усыновить ребенка, состоят в браке);

— копия свидетельства о прохождении подготовки лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, на территории Российской Федерации в порядке, установленном пунктом 6 статьи 127 Семейного кодекса Российской Федерации (за исключением близких родственников ребенка, а также лиц, которые являются или являлись усыновителями и в отношении которых усыновление не было отменено, и лиц, которые являются или являлись опекунами (попечителями) детей и которые не были отстранены от исполнения возложенных на них обязанностей). Форма указанного свидетельства утверждается Министерством образования и науки Российской Федерации.

Документы, указанные в абзаце десятом настоящего пункта, действительны в течение года со дня выдачи, документы, указанные в абзаце одиннадцатом настоящего пункта, действительны в течение 6 месяцев со дня выдачи.»

Вы где-то нашли что-нибудь про место жительства? Нет. Только то, что документы подаются в орган опеки по месту жительства.  А всё остальное (я специально пронумеровал абзацы) — про несудимость и… Вот тут новелла — необходимы сведения о лицах, зарегистрированных по месту жительства с потенциальным усыновителем (ну, вот, видимо, она и будет, выписка из домовой книги).

Аналогичная история — в постановлении об опеке.

После получения заявления орган опеки должен за два рабочих дня отправить запросы в соответствующие органы, и в течении пяти рабочих дней те должны «направить» ответы. Учитывая, что порядка взаимодействия между разными органами и органами опеки (прежде всего, взаимодействия с МВД) нет, нас ждёт пару-тройку месяцев неразберихи, когда заключения просто не будут выдаваться вовсе.

Потому, что «принести самим» уже нельзя. Орган опеки во всяком случае должен будет направлять запросы, получать ответы, а до их получения — бездействовать.

Прощайте, нормативно установленные 10 дней, за которые орган опеки должен был вынести заключение, здравствуйте, безразмерные формулировки «направить» и «с момента получения». Десять рабочих дней будут у опеки на вынесение своего суждения после того, как придут все подтверждения (2+5 рабочих дней + пока дойдут), и будет проведено обследование ЖБУ (3 рабочих дня).

Таким образом, 10 рабочих дней превратились в 20 рабочих дней. Поздравляю, «упростили».

Кроме того, обращает на себя внимание тот факт, что каждый запрос органа опеки «направляется в форме электронного документа с использованием единой системы межведомственного электронного взаимодействия и подключаемых к ней региональных систем межведомственного электронного взаимодействия». Учитывая, что такой прелести электронного взаимодействия нет даже в столице, куда и что они будут отправлять — неясно. А альтернативно-бумажный вариант постановлением не предусматривается вовсе!

Это всё, конечно, со временем исправится. Но в эту пору прекрасную нам жить пока что не завтра.

Ещё стоит отметить, что в постановлении правительства, если толковать его системно, не делается различия между «местом жительства» и «местом регистрации». Наличие места жительства орган опеки будет проверять по факту наличия регистрации.

Если немного забегать вперёд, то единственным реальным выходом из ситуации для тех, кто жильё снимает, является подписание долгосрочных договоров найма жилого помещения, предусматривающих, в том числе, регистрацию по месту жительства.

Второе, что нужно отметить: данные изменения в постановления — про получение заключения о возможности быть усыновителем или опекуном. Действующих опекунов и усыновителей они касаться не должны.

Позвольте представиться: Обстоятельства, не зависящие от воли сторон

Помните, в ноябре я несколько раз писал про госконтракт, согласно которому должны были быть подготовлены аж 135 человек, собирающихся принять в семью на воспитание подростков или детей с особенностями здоровья. Писал, что контракт заранее неисполнимый, и поэтому, прежде всего поэтому, как я думаю, никто из «приличных» НКО на него и не позарился. А участвовали в конкурсе те же две НКО, что и год назад — МЦНОВ и БФ «Семья», и «тренированно» победил, как и в прошлом году, МЦНОВ.

Неисполним же контракт (если вам лень прочитать всю историю) прежде всего потому, что за 1,5 месяца ни найти, ни научить 135 человек страстно желающих быть приёмными родителями — нельзя. Нельзя за отведённые дни и обследовать по домам все 135 человек — а именно этого требовал госконтракт.

Тем не менее, нашлись люди, готовые это всё дело провернуть. Вернее сказать, я не знаю, готовые ли провернуть, но, во всяком случае, отчитаться. Но, прочтя мои скромные размышления, видать, забеспокоился Департамент труда и социальной защиты населения Москвы: они-то там «выполнят», но подписывать приём работ придётся конкретным людям из ДТСЗН, которым стало очевидно, что подписываться под таким не стоит.

В результате — госконтракт расторгнут. Удивительна, конечно, формулировка: в связи с обстоятельствами, не зависящими от воли сторон. Короче говоря, чтобы Жаров не написал в прокуратуру.

Хотя, подозреваю, формально обстоятельства были обозначены как-то по-иному, но не суть.

Что в сухом остатке. Во-первых, читают. Во-вторых, пусть и странным образом, но прислушиваются. В-третьих, можете не сомневаться, что следующий подобный конкурс будет или честным, или не будет.

Я продолжу.

Пришла беда, откуда не ждали — начинается «психологическое тестирование»

Собственно, много писать не надо — читайте открытое письмо, которые подписали уже десятки специалистов. Речь идёт о введении обязательного «психологического тестирования» для кандидатов в усыновители или опекуны.

Кратко говоря: психолог (то есть, человек, просто имеющий образование психолога) будет проводить с вами какие-то «тесты» по результатам которых определять, годны ли вы быть усыновителем, или нет…

Вопрос  не в том, что это нужно усыновителям (те, кому это нужно, обращаются к тем психологам, которым доверяют, и так). Вопрос в том, что из психологов создают ещё один барьер для опекунов-усыновителей, преодоление которого  может оказаться если не неразрешимой задачей, то весьма и весьма непростой.

Со стороны юриста у меня вопросы, прежде всего, к тому, кто именно будет «лезть в душу» (судя по всему, сотрудник какого-нибудь дома ребёнка с образованием «педагог-психолог»), куда пойдут полученные им знания о моей душе (письменно, в орган опеки), и как можно обжаловать то, что он там «навыводит» (пока представления об этом  нет вообще, судя по всему, никак).

Но есть ещё масса других вопросов. Коротко они изложены — тут. Пожалуйста, если считаете нужным, подписывайтесь тоже!

Older posts