Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Author: azh (page 1 of 3)

Держите язык за зубами

Держите язык за зубами. Он реально может довести и до сумы, и до тюрьмы.

Если вы путешественник, то вас «язык до Киева доведет».  А вот если вам приходится, упаси Боже, участвовать в судебных процессах, то ваш ориентир — другая народная мудрость: «Язык мой — враг мой». Да и в Библии не даром сказано: «При многословии не миновать греха. Но сдерживающий уста свои — разумен». Вот и я о том же — о разумном, осторожном и крайне внимательном использовании своей речи.

Каждый раз, общаясь с окружающими (тем более, по судебным делам), вы не «просто говорите». Вы передаете некую информацию. И эта информация (абсолютно любая, даже самая элементарная и пустая, на первый взгляд) может быть использована против вас самым причудливым и отнюдь не безобидным образом.

Пример. «Сколько ступенек в доме вашего друга NN?» Вы с ходу отвечаете: «Четыре!» ВСЁ! Этот ответ УЖЕ может быть использован против вас! Потому что, допустим, у спрашивающего имеется информация, которой не располагаете вы. В доме NN, буквально вчера, был ремонт и теперь ступенек — пять. И это значит, что вчера вы там — не были. Или стало пять — лишь два дня назад. И тогда выходит, что, минимум, два последних дня вы у NN не появлялись. Видите? Эти показания — ВСЕ РАВНО ПРО ВАС!

Бред? Нисколько!

Любой вопрос — ПРО ВАС. «Первого июля какая была погода?» «Солнечно». «А дождик был?» «Нет, вроде». Тут вам предъявляется справка из Гидромета, что весь день первого июля шёл ливень. Вывод — в городе вас не было. Теперь понимаете? Это опять — показания ПРОТИВ ВАС!

Вам кажется, что вы оправдываетесь, что вы сообщаете нечто, что может быть только вам на пользу, а эту информацию поворачивают вам во вред. Это наиболее распространено в уголовном праве. Но и в гражданско-правовых отношениях любое сказанное вами слово может быть реально использовано против вас.
Поэтому единственно грамотный совет, который может дать адвокат любому своему клиенту, это ПРОМОЛЧАТЬ! Никто не обязывает вас ни в уголовном деле, ни, тем более, в гражданском, рассказывать что бы то ни было. Вы можете ничего не рассказывать!

Советуйтесь с адвокатом

Но всё по порядку. Сначала общий совет: не советовались с адвокатом — не отвечайте на вопросы.

Как это зависит от процессуального положения отвечающего?

Если вы обвиняемый или подозреваемый (в уголовном процессе), вам не надо объяснять свои действия. Это может быть ваш способ защиты. «Не хочу отвечать на ВОПРОСЫ». Или можете уточнить, что вы отказываетесь отвечать на ЭТОТ вопрос. Не вообще отказываетесь сотрудничать, давать показания, а отвечать именно на ЭТОТ вопрос. Если вы являетесь (в уголовном деле) другой процессуальной фигурой, вы можете ответить так: «51-я статья Конституции РФ позволяет мне не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников, круг которых определен федеральным законом. (Это супруг(а), дети, ваши родители). Поэтому я отказываюсь отвечать на ЭТОТ вопрос». Опять-таки — именно на ЭТОТ вопрос. Может, на какой-то вопрос вы и ответите. О дате рождения, например. В остальных случаях, если вы не готовились к допросу, а делается это обычно с адвокатом, не надо отвечать ничего.

А в гражданском судопроизводстве?

Тут вы можете просто умолчать о всей правде. Но если вам задали вопрос, вы должны отвечать на него честно. И здесь 51-я статья Конституции РФ вам не сильно поможет. Вариантов два: либо правда, либо молчание. Врать нельзя. Заставить человека (вас в данном случае) говорить против его (вашей) воли — тоже нельзя.

Так когда-же говорить, а когда отмалчиваться?

Давать показания, рассказывать правду о том, что происходило, нужно только понимая, куда вы двигаетесь. И (повторюсь) помня, что любое показание, даже самое элементарное, может быть использовано против вас. Очень дозированно, очень осторожно рассказывайте. Никакой лишней информации!

Может, попробовать соврать?

Ни в коем случае! Говорить неправду не советую вообще. Вас всегда можно будет изобличить на косвенных вопросах-ответах. Вы должны говорить только о том, что вы сами знаете, сами помните, сами делали или чему лично были свидетелями. Никаких фантазий на тему «мне показалось», «мне рассказали», «он (она) сказал(а), что ему (ей) сообщили». Показания типа: «Я сам видел, как муж её бил» и «Она мне рассказала, что муж её бил», — суть разные. В одном случае вы — очевидец. В другом — передаете чужую (и не исключено, что не вполне правдивую) информацию. Это надо очень чётко понимать и различать.

Если есть сомнения, как нужно отвечать на вопросы?

Ваш мозг — не есть универсальное хранилище абсолютно всех данных. Если не помните (или не знаете), так и отвечайте: «Не помню (не знаю)». Это нормально. Например, вы ехали на трамвае — это вы знаете. Но вы не помните, на каком именно номере. Если есть сомнения, говорите: «Точно я не помню».

Как можно проверить, что с ваших слов все записано правильно?

Вам дадут прочитать протокол (в гражданском деле — это забота адвоката). И если ваши слова записаны некорректно, не лениться сделать приписку (обычно внизу): «Мои слова записаны неправильно». Не торопитесь ставить фразу: «С моих слов записано верно и мною прочитано».

Когда нужно брать с собой адвоката?

На допрос — обязательно! Адвокат не руководит вами. Но он вам напомнит, что у вас есть право не отвечать на конкретный вопрос. И прямо на месте даст небольшую консультацию.

Итак, что в «сухом остатке»?

Первое. Нельзя врать и рассказывать сказки. Если не помните (или не знаете), так и отвечайте: «Не помню (не знаю)». Говорить нужно правду. Умалчивать ее можно, но если спросили, то лучше ее выложить.
Второе. 51-ю статью Конституции РФ никто не обменял. Если вы считаете, что ответ на вопрос испортит жизнь вам или вашим близким родственникам, вы имеете право не отвечать. Но в гражданском деле это выглядит плохо: значит, вам есть, что скрывать.
Третье. Внимательно проверьте, насколько  точно записаны ваши показания. Нашли неточность — сделайте отметку: «Мои слова записаны неправильно».
Четвертое. Нельзя одному ходить на допросы. Только с адвокатом.

Удачи!

Выездные юридические занятия для ШПР — будем продолжать

В субботу по просьбе ИРСУ провел выездное юридическое занятие сразу для нескольких групп Школы приемных родителей.

Набралось порядка 50 человек. Было, прямо скажем, тяжело. Слушатели подобрались активные и настойчивые. Вопросы каверзные задавали. Но это даже не просто хорошо, а замечательно.

В итоге – все довольны. Отзывы изумительные. Очень приятно! Спасибо огромное за такую оценку работы.

Какие выводы напрашиваются:

1. Эту практику мы будем, безусловно, продолжать. И не только с ИРСУ. Потому что потребность в юридических занятиях со слушателями ШПР действительно велика.

2. Формат таких встреч надо изменить, чтобы можно было работать c гораздо большей аудиторией.

3. Большое спасибо за помощь в организации и подготовке занятий – Институту семейных просветительских и правовых программ (ИСППП). Это, как вы знаете, проект, созданный по инициативе Команды адвоката Жарова.

В дальнейшем мы планируем реализовать идею Дины Магнат о проведении городского юридического занятия для слушателей других школ приемных родителей.

И снова — о выборе адвоката. Коротко. Вместо инструкции

Доверитель сформулировал очень ценное для меня наблюдение: «Спасибо за то, что Вы у меня есть. С Вами — спокойно». Ключевое слово — «СПОКОЙНО».

Перевожу на понятный язык.

Хороший адвокат — как врач. Он с вами предельно откровенен. Он ставит вашему делу честный «диагноз» и не обещает невозможного. Но то, что возможно, он сделает на все сто.

Хороший адвокат не говорит, что обязательно решит все ваши проблемы. Но проблему вашего внутреннего спокойствия он решит точно. Он заслонит вас от ненужных разрушительных переживаний и встреч. Вы можете укрыться за его спиной и переждать житейский шторм, шквал, бурю. Не факт, что после этого все ваши трудности исчезнут, уйдут в прошлое. Но вы их пе-ре-жи-вете. Достойно, без лишних эмоций, нервотрепки. И, главное, с четким пониманием того, что жизнь продолжается. И что вы просто вступаете в новый этап. И что могут открыться новые возможности (в том числе — и по вашему делу).

У хорошего адвоката почти всегда есть для вас план. Почти на все случаи жизни. Назовем его «ПЛАН-Б». И поэтому вам с ним спокойно. Очень спокойно. Вы знаете, что каким бы корявым боком, какой неласковой стороной ни повернулась к вам Судьба, вас не оставят с ней один на один. Вы будете под защитой вашего адвоката. За его спиной. Он вас прикроет.

Вот, как-то так, друзья.

То жаба, то лягушка или Опять про ужасы Интернета

Наши СМИ (и онлайновые тоже) днями по полной и с разной степенью эмоциональности оттоптались на горячей теме существования в Интернете злокозненных групп, которые под видом безобидных игр заманивают детей в сети и склоняют к суициду. За минувшую неделю весь пар, вроде бы, выпустили. Теперь — моя очередь.

Лично я вижу эту проблему как многослойную. И от собственно интернета напрямую не зависящую.

Первый слой. История из конца 90-х. У моей знакомой — дочка лет 10-ти безумно обожала (как и многие ее сверстницы в то время) певца Женю Белоусова. И когда он умер в больнице в 1997-м, у девочки случился жесточайший внутренний кризис. Она всерьез решила, что если её кумира больше нет, то и для неё жизнь потеряла смысл.

К счастью, первой, с кем поделилась своими проблемами эта птаха, оказалась её мама. Мама поняла. Мама нашла правильные слова. Мама объяснила. И всё обошлось. Сегодня у этой девочки уже двое своих ребятишек.

Другой случай, но уже с трагическим исходом. Когда я учился классе в шестом, наш ровесник из параллельного класса покончил с собой. Причину, названную нам — не помню. Помню траурную линейку в актовом зале, заплаканных учителей и одноклассников. Интернета тогда у парня (да и ни у кого вообще) не было. А что было: очевидно, трагическая случайность сложившихся в голове мыслей и отсутствие рядом человека, которому эти сложившиеся мысли хотелось и моглось высказать.

Школьник, подросток всегда найдёт повод для грустно-ужасных мыслей и поступков. Особенно, когда у него гормональный всплеск и он сам не соображает, что с ним происходит. Главное, чтобы рядом вовремя оказался любящий, искренний, понимающий, родной (по крови или, что более важно, по духу) человек.

То же самое, кстати, в полной мере относится и ко взрослым. Они — во все времена — принимали трагические решения от одиночества и безысходности. (Перечитайте «Анну Каренину» Толстого или «Грозу» Островского). Это — природа человека. Для жизни ему нужна хотя бы поддержка.

Второй слой. Юридически никто и никому не запрещает ни в Интернете, ни в реальности плести небылицы и «играть» в разных персонажей. Никто не препятствует тебе, познакомившись в трамвае с девушкой, рассказать ей, какой ты крутой. Даже если тебя, на самом деле, выперли из института и денег ни копья. Ты можешь присочинить, что ты сейчас на трамвае просто едешь от одного своего «Бентли» до другого… Это твое право, наверное. Ну, и девушка тоже начнет тебе фантазировать… «Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад!»

Люди всегда выпендриваются, рассказывают байки, сказки, играют в игры (эту человеческую склонность давным-давно описал Эрик Берн в книгах «Люди, которые играют в игры» и «Игры, в которые играют люди»). Ясно, что ни в реальной жизни, ни в Интернете мы этого запретить не можем.

Кто-то играет в черных пауков, кто-то в розовых китов, кто-то в зорких соколов. И игры эти бывают ох, какие жестокие! Даже если нет Интернета. Так устроены дети, так устроены подростки. Защищены ли они? С точки зрения закона, да. Он карает тех, кто доводит несовершеннолетних до самоубийства путем издевательств или угроз. То есть противоправным поведением. А если — не противоправным?

Если мальчик думал про девочку, что она принцесса, но когда выяснилось, что она, простите, тоже пользуется туалетной бумагой, и никакая не волшебная фея, и потому он сильно разочаровался и ушёл из жизни, то можем ли мы обвинять девочку за то, что она не оправдала его надежд, его ожиданий? Конечно же нет!

Вот и в случае с Интернетом никто не обещал, что он станет средоточием мудрости и виртуальным парком прекрасных и добрых развлечений. Сеть — это кусок  жизни. Как и в жизни, там хватает всякого… И ваш ребенок все равно с этим столкнется. И в реале, и в виртуале.

Чья ответственность? Родители почему-то считают, что государства. Но на самом деле эта ответственность — ваша, дорогие родители! От вас зависит, как ребёнок отреагирует на очередную замануху: втянется, поддастся или плюнет и отвернётся.

Третий слой. Что-то мне подсказывает, по крайней мере, такое у меня сложилось интуитивное ощущение, что безусловно оправданный эмоциональный всплеск вокруг Интернета «случился отнюдь не случайно», простите за тавтологию. Уж больно сильно это отдает пиаром, кампанейщиной по очередному ограничению российской части веба и принуждению провайдеров контролировать контент сайтов. Что примерно то же самое, что заставить руководство телефонной станции отвечать за содержание разговоров абонентов. Не исключено, что ветер перемен дует со стороны  Мизулиной, которая горазда на такого рода заковыристые инициативы.

Да, Роспотребнадзор приводит статистику, как изменилось число суицидов после введения им осенью 2012 года реестра и блокировки сайтов, содержащих запрещенный контент. Например, информацию, которая побуждает детей к уходу из жизни и «объясняет им, что и как делать». Проблема в том, что эти статданные собирались непонятным образом.  И, судя по всему, до 2012 года не собирались вообще. Что уже, на мой взгляд, не вполне объективно.

Суицидологи (ученые, которые исследуют проблему добровольного расставания человека с жизнью) говорят, что число самоубийств в обществе никогда не изменяется резко. Параметр принципиально зависит только от двух факторов: от колебания уровни жизни на конкретной территории и от наличия там службы доступной психологической помощи. Всё!

И если социально-экономический климат изменить к лучшему быстро не получается, то хотя бы создайте единую для всей страны службу телефонной психологической поддержки — с одинаковым для всех регионов коротким номером — для стационарных и мобильных устройств.  Конечно, это стоит денег. Но и результат оправдает ожидания. Как и в тех странах, где подобная система уже действует.

А попытки цензурировать Интернет — это пустое. С таким же успехом можно попробовать подвергать цензуре человеческие мысли.

А вообще,  все почему-то подзабыли, что существует зона родительской ответственности. Всегда. Мама-папа должны, обязаны рассказать и объяснить своим чадам, что такое хорошо и что такое плохо. Что есть вещи (поступки) допустимые, а есть — абсолютно запретные. Именно родители выстраивают в голове у ребёнка систему координат, создают «дорожную карту», «полётный план» на всю жизнь. Это трудно, это требует массу времени и душевного напряжения. Но это — необходимо. Иначе всю науку малолетка освоит «на улице»  или в интернете (как современном варианте той  — помните? — хулиганской улицы).

 

И покойника могут признать отцом не его ребёнка

И покойника могут признать отцом не его ребёнка — со всеми вытекающими…

Живём в мире парадоксов. А вы не знали, что даже уже покойного мужчину можно признать отцом ребёнка — с большой долей вероятности и на вполне законных основаниях? И не важно, действительно ли он в свое время —«породил» кого-то на стороне, или просто часто и вполне безобидно ходил в гости к хорошей подруге, с которой у него были исключительно платонические отношения, и у которой уже (до него или без его участия!) был малыш (малышка). Практика говорит о том, что всякое случается, раз закон не исключает такую возможность.

Поясню. Вот умер небедный человек. Родственники — на пороге раздела наследства. И тут, откуда ни возьмись, появляется «убитая горем» (или действительно очень страдающая) женщина с ребёнком. Она тоже готова разделить (в прямом смысле слова) с наследниками бремя оставшегося имущества, поскольку утверждает, что её сын (дочь) — отпрыск(и) покойного.

Каковы возможные варианты развития ситуации?

Вариант первый. Мужчина при жизни действительно состоял в связи (тайной или явной) с конкретной дамой. Но до официального признания этого факта у них дело не дошло (не успел, не торопился или вообще не собирался).

Так вот. Если случается что-то печальное, и папа, не состоящий в браке с мамой, умирает до того, как успеют зарегистрировать ребёнка на него, то в Семейном кодексе РФ на сей счёт есть подсказка: суд (и только он) может в случае смерти мужчины установить факт его отцовства.

Закон предлагает здесь два пути. Если покойный при жизни сам фактически признавал себя отцом и есть тому доказательства (свидетельства родных, знакомых, соседей, его письма к матери ребенка соответствующего содержания, чеки о перечислении денег, иные документы), то суд только устанавливает (подтверждает) факт признания отцовства. Со всеми вытекающими правовыми последствиями для ребёнка (например, он становится законным наследником покойного, имеет право получать пенсию по потере кормильца). Если же мужчина сам не признавал себя отцом конкретного ребёнка или (на данный момент) нет доказательств такого признания, то суду факт отцовства придётся доказывать. Процесс этот, как правило, весьма непростой, продолжительный и исход его не очевиден. Но если факт отцовства всё-таки будет доказан, то для ребёнка это будет означать опять-таки обретение законных прав на наследство, получение пенсии по потере кормильца и т.д.

Ситуация становится ещё более «захватывающей», если покойный параллельно упомянутому выше находился в законном браке, имел детей… Другими словами, если вы женаты, вы должны понимать, что супружеская верность — это тоже всё равно про деньги, как выясняется.

Вариант второй. На покойного состоятельного мужчину просто хотят «навесить» чужого ребёнка, чтобы таким образом «отжать» часть наследства. Да, этот человек при жизни действительно частенько заглядывал «на чай» к конкретной даме. Да, он с радостью возился с её сыном (дочерью), приносил сладости и прочие подарки. Да, они действительно открыто появлялись все вместе, «всей семьёй» на людях. Да, да и ещё раз да! Но при этом их отношения носили исключительно платонический, приятельский характер. Например, мужчина, просто искренне поддерживал таким образом семью погибшего друга (сослуживца и т.д.) Бывает такое? Бывает. И за это потом его законные наследники поимеют серьезную нервотрепку и отличный от нуля шанс потерять часть оставленного им состояния? Вполне!

Может дама подать в суд? Может! Найдутся свидетели, которые подтвердят, что «всё про эту пару» знают, что «свечку держали» и т.д.? Не исключено! Так что делайте выводы.

Смотрите, как интересно. Добро, человеколюбие, желание помочь и поддержать — и это тоже, оказывается (для одной из сторон) про деньги…

Но выход есть. Биологию ещё никто не отменял. А она (напоминаю) сегодня всё-таки главная при доказательстве отцовства. Если мужчина, слава Богу, жив, тут всё понятно. Сдал ДНК-тест (ещё его более научно называют метод «генетической дактилоскопии») — и получил ответ с точностью, близкой к ста процентам, отец он или нет конкретному ребёнку.

С покойными гораздо сложнее. Может потребоваться эксгумация. Очень щепетильный момент. Но ведь в наши дни перед погребением (или кремацией) практически всегда проводится вскрытие. Иначе это (простите за невольный цинизм) — нарушение технологии. И в лабораториях остаются образцы тканей… Вот они и могут помочь в проведении генетической экспертизы. Кроме того, хоть и не с вероятностью 100%, но близкой к этому, генетики могут сделать вывод об отцовстве, исследовав ДНК сестры, брата, родителей, других близких родственников. Такое исследование более объёмное, но также — вполне доказательно. Из определённого количества генных «цепочек» взятых у ребёнка, хоть какое-то количество, но должно совпадать с генами бабушки, дедушки, тёти, дяди… Вероятность будет не 99, 999999999.., а, скажем, 97, 70, что тоже неплохо. И, самое главное, что таким исследованием можно на 100% исключить отцовство, то есть доказать, что этот ребёнок — точно не его.

Резюме. В разных ситуациях установление, подтверждение, доказательство отцовства требует разного объема доказательств. Особенно — если мужчина, которого хотят «записать в папы», умер. Бывает, что никто и не сопротивляется мнимому отцовству покойного, потому что нет родственников, способных это оспорить. Но, как бы то ни было, уважаемые мужчины, при жизни следите за тем, к кому вы ходите, где ночуете и т.д. Если вдруг соберётесь помереть, чтобы потом наследники (разной степени очередности) не поминали вас недобрым словом.

Older posts