Наверное, уже все понимают, что, скажем, продажа машины в кредит  в автосалоне — самое место для обмана. То всандалят вам какой-нибудь ненужный «обвес», то дорогую страховку, то какой-то ассистанс за сто тысяч… Но, к счастью, чаще всего граждане,  придя с миллионом денег (или даже с полумиллионом), все-таки стараются включить голову и не дать себя обмануть.

Такая же картина в банке. О том, что надо читать написанное мелким шрифтом и разбираться, какую же сумму вам придётся платить в месяц и сколько переплачивать — знают даже самые отсталые слои населения.

Но вот с чиновничеством немного не так. Никто не ожидает, что в государственном органе он может столкнуться не просто с равнодушием, но и с обманом, например. Никто не рассчитывает, что то, что человеку говорят на словах тёти из кабинетов, может оказаться враньём от начала и до конца.

Я повторяю, повторял, и буду повторять. Ни у одного государственного органа нет рта и ушей. «Чудовище обло, озорно, огромно, стозевно, лаяй». Чудовище, т.е. государственный орган может только читать и писать. Всё.

Всё, что вы сказали, ВСЕГДА будет использовано против вас, но НИКОГДА слова чиновника не будут основанием ни для чего: ни для его ответственности, ни для вашей уверенности. Когда врут как дышат, то ничего им за это не бывает, если враньё высказано устно.

Врут про то, что психологическое обследование (добровольное по закону) обязательно. Врут про то, что ребёнка кто-то вот-вот будет усыновлять, а не вы (хотя у вас направление). Врут про диагнозы. Врут про операции. Врут про сроки… Врут.

Поэтому, пожалуйста, запомните: с Левиафаном нельзя разговаривать, ТОЛЬКО ПИСАТЬ!

Электронные системы, может и хороши, но спросите сами себя, что у вас останется, после того, как вы отправите свой крик души в электронной форме? Только скриншот с экрана. А если вы подали обращение в бумажной форме — будет какая-то отметочка, пометочка, расписочка, квитанция… Это то, что останется всегда.

Адвокат Жаров