Как хочется написать про успехи, скажем, в деле развития семейного устройства. Интересно было бы порассуждать о том, как государство и общество будет отвечать на те вызовы, которые преподносит нам действительность: и изменение состава детей, оставшихся без попечения родителей, и явный ренессанс сиротско-учрежденческой системы, и всё это на фоне повышения пенсионного возраста.

Интересно было бы…

Но нас «кормят» новостями двух сортов. Или кто-то кого-то побил-убил, и следом «требуем ужесточить», или — новости о фестивалях, праздниках и тусовках по случаю вручения премии.

Разумеется, ни то, ни другое, интереса большого не вызывает, потому что не является настоящей повесткой дня.

А настоящая повестка дня, к сожалению, выдержана в серо-коричневых тонах.

В сопровождении скандала с пресловутым законопроектом в мир явилось Министерство просвещения России. Первое (и ведь, посмотрите интервью, действительно первое), что предложил новый-старый министр — «ужесточить» требования к приёмным родителям.

Уж они-то и меркантильны, и детей бьют, и вообще: детей осталось мало в банке данных, и вас тут не стояло. Те, кто не сбежит сам — проведём «психологическое обследование» и отсеем. Например, по причине «вакуума  в сфере красоты природы».

Пока на одном фронте многодетные и многоопытные приёмные родители пытаются отстоять своё право быть не «так называемыми» (перл министра Васильевой, кто забыл), особенно ожесточённо возражая против нормативного ограничения числа детей (Васильева хотела написать — три души, и ни одной больше), на другом фронте, ба, смотрите, что происходит!

Мэр Москвы Сергей Собянин ещё в 2014 году презентовал «светлую» (как тогда многим казалось, и ему тоже) идею: пусть семьи берут по пять детей-инвалидов или детей-подростков, а лучше инвалидов-подростков и подростков-инвалидов (но непременно «московских») и тогда город выделит в пользование (не навсегда) квартиру.

Идея кажется допустимой только на первый взгляд. Конечно, невозможно передавать детей как по принципу «камни с неба — но не больше трёх», так и по принципу «трава не расти — но пятерых ты взять обязан». Причём, если старший вырос до 18 лет — у тебя три месяца, чтобы «привести дела в порядок», то есть, взять ещё одного.

Дорогие мои, как это всё у вас в одной голове помещается?

То есть, с одной стороны мы тут ломаем копья, чтобы отбирать чуть не с микроскопом и детектором лжи этих самых «так называемых», и говорим — здраво вполне: берите по одному, не торопитесь, а тут Москва из лучших побуждений раздаёт квартиры тем, кто «набрал пяток» из инвалидов и подростков.

Это как?

Понимаю, что тут — Васильева,  а тут, ближе и роднее каждому москвичу — Собянин, и у всех идеи, и всем не объяснишь (пробовал кто-нибудь что-нибудь объяснить Собянину?), а жить как-то надо и увольняться не хочется. Ну и дети — это, конечно, далеко не субъекты: нравится — не нравится, жить будешь с тётей Катей, и там, куда поселим… Ну и все эти «пилотные проектанты» (кстати, а сколько детей из этих «пилотов» было возвращено или переустроено за время проекта, ведь 4 года прошло? Где статистика?) — кто их спрашивает. Тут народ за зарплату приёмного родителя распять готовы, а тут ещё квартиру дали (или даже коттедж) — кто же будет выпендриваться?

Но мы-то не «пилоты», мы, скорее, Капитаны Очевидность: дорогой Депртамент, дорогой Сергей Семёнович, может хватит экспериментов? Может пора как-то это  раздвоение личности привести к общему знаменателю?

Или — «возьми инвалидов пачку» (но тогда произнесите внятно, что придуманное Васильевой — неправильно), или — «ужесточение и отбор» (тогда какие «приезжайте к нам в Москву за квартирой, лишь бы пятеро по лавкам»?).

Долетите уже куда-нибудь с этим «пилотом», пожалуйста.