Когда после скандала в интернете и адекватной реакции сообщества на «так называемых родителей» из уст министра Васильевой, Министерство просвещения стало внезапно очень «открытым» и начало «общественные обсуждения» того самого пресловутого закона, одним из моментов, на которых общественность обращала внимание, было то, что закон этот очень «дорогой», что он потребует больших бюджетных средств.

Нет, не потребует, отвечали нам. И вообще, мы ваши предложения слушаем, а не закон обсуждаем.

И тем не менее. Ключевой момент этого дурацкого закона — так называемое психологическое обследование — всё время всплывает и всплывает… То нам врут про стопроцентную «добровольность», то рассказывают, что всё уже «апробировано» (и не показывают результатов — потому что их нет),  то повторяют неправду про то, что эти все процедуры не требуют, мол, никаких бюджетов.

В Москве есть хороший благотворительный фонд «Найди семью». Я с ними не сотрудничал, но коллеги говорят, что люди искренние и эффективные, реально помогающие конкретным семьям, и особенно в ситуациях, когда возникает риск возврата детей из замещающей семьи. Да-да, это вот то самое настоящее «сопровождение», которого катастрофически мало, и которое трудно, затратно, и  которое эмоционально очень тяжёлая штука…

Так вот, однажды утром сотрудники фонда получают телефонный звонок.  Одно из учреждений в одном из регионов (все боятся называться — и  я могу их понять, поэтому вот такой вот «N-ский детский дом») при котором есть служба сопровождения, сотрудники звонят и говорят: у нас ввели тут обязательное тестирование кандидатов и приемных родителей. И спустили список тестов, которые надо закупить. И учреждение просит у фонда денег! На «обязательные тесты»!

Вот они:

Скажу сразу, в самих по себе тестах нет ничего ни хорошего, ни плохого. Тесты как тесты. Работать можно. Ну, как, скажем, кастрюли, сковородки и даже вилочки — хорошие, нормальные такие. А вот что вы в них готовить будете, из каких продуктов и по каким рецептам — вопрос другой. Так и тесты — вопрос в том, как, где, каким образом их использовать. И как интерпретировать.

Почему-то кто-то непонятно как решил, что эти вот тесты «валидны» для того, чтобы судить о способности человека быть родителем? Почему именно эти тесты?  Как интерпретировать результаты тестов? И т.д.  Миллион вопросов, первый из которых: кто тут наделил себя познаниями Бога, чтобы решать, хорошим родитель станет в будущем или нет… Это, как минимум, бессмысленно. И уж точно беспощадно.

Но умиляет другое.

Вот фонд: люди, которые убиваются для того, чтобы сохранить семьи. Делают это, в основном, и на свои деньги, а также на деньги благотворителей. И к ним имеет наглость обращаться государственная структура с просьбой (искренней, светлой такой просьбой) выдать сумму малую на БЕССМЫСЛЕННОЕ, НО ВРЕДНОЕ вот это вот «тестирование».

То есть, заберите деньги от реальной работы — и отдайте их профессору Собчик (которая тесты продаёт, но,  слава богу, нигде не пишет, что по этим тестам можно решить, кто какой родитель), и мы будем, бессмысленно и беспощадно, тестировать своих приемных родителей…

Стыдно, а? Как стыдно. Как мелкотравчато и как стыдно.

Врут везде. И по мелочи врут… Нет у них денег на это «обследование», нету. Значит опять будут потёмкинские деревни, пыль в глаза и туда же беззастенчивое враньё.