Давайте внимательно разберемся, что происходит.

Сначала, 14 августа, Министерство просвещения, образования, или на какой там оно стадии выкукливания находится, неважно, за подписью одного из заместителей Васильевой рассылает в регионы этот законопроект.

16 августа сама Васильева произносит на пресс-конференции ключевые фразы про «ужесточение» и «так называемых родителей», а также высказывается на тему «семья — не детский сад», имея в виду ограничение числа детей.

В тот же день из четырёх мест мне приходит этот самый текст. Учитывая такое широкое распространение, текст возмутил многих, и многие начали друг другу пересылать. Из текста прилагаемого письма следует, что до 22 августа регионы должны высказаться по поводу этого законопроекта.

Никто из приславших публиковать текст не рискнул. Но мне же кажется, что если не прибивать ТАКОЕ в зародыше, потом оно уже непобедимо. А тут поймали вовремя.

Реакция на опубликованное и мои разъяснения (а без разъяснений никто не читает, увы…) была ураганная. Особенно возмутили две вещи: ограничение количества детей в семье до трёх — очевидно идиотское, и, конечно, высказывание Васильевой про «так называемых родителей».

Что в этой ситуации может сделать «обычный человек»? Подписать петицию (спасибо Светлане Строгановой), поддержать флешмоб #четвертый_не_лишний. Но наиболее, с моей точки зрения, эффективными являются личные обращения.

Тексты обращений, которые можно использовать, я написал за два дня, не прерывая текущую работу, они опубликованы.

Моё личное мнение:  Васильева не должна заниматься сиротами — она в этом ничего не понимает, и, судя по всему, приемных родителей ненавидит. Не её это дело. Поэтому один из текстов: привлеките Васильеву к ответственности. Лично я прошу — уволить. Но важнее не слово «уволить», а само выражение недовольства, положенное на бумагу. Потому, что если не на бумагу, то шум за окном или в интернете растворяется моментально. А бумага — остаётся. На бумагу надо отвечать. И если вас устраивает быть «так называемыми родителям» — я вам это запретить не могу. Но если не нравится, то единственный вариант выразить своё личное недовольство: листок, ручка, бумажка, конверт с адресом: Путину В. В., Д.А. Медведеву и др.

Что произошло дальше? А дальше Васильева начала очень некрасиво «отползать», причём, просто подставив своих сотрудников: мол, Министерство образования и науки (которое она возглавляла непосредственно в момент разработки закона) само, без  согласования с Минпросом (где до последнего времени был один сотрудник — О. Ю. Васильева), что-то там разослало, и это разосланное — бяка. Особенная из них бяка — про трёх детей.

Пошёл явный откат. Многие расслабились.

Начался сбор предложений (на lana.istomina@gmail.com до 26.08.2018) по улучшению этого законопроекта (хотя там не надо улучшать, там надо всё заново, с самого начала, с целей!). Общественная палата 29 августа обсудит «предложения». Всё это ожидаемо: каждый делает то, что может, в том объёме, в котором позволено. Если каждый пройдёт по 10 сантиметров, всё вместе будет как поход на Луну.

И, конечно, пошли всякие «сливы». Мол, Жаров от этого «хайп» ловит, а Васильеву никто не уволит. Уволит или нет — не дано предугадать. А хайп… Заберите его себе, пожалуйста. А то уж от тех, кто год за годом представляет собой «сиротскую» общественность на всех «тусовках» министерств и ведомств, мы, конечно, никакого шума и не ждали. Честно говоря, ожидал от них даже  поддержки этому позорному законопроекту. Но, видать, слишком шумно было, даже для «дежурной общественности» оказалось токсично поддерживать.

А из Минпроса (или откуда там) приходят успокаивающие население сведения. Оказывается, этот закон никто никуда не собирался без обсуждения двигать,  оказывается, там тоже все «за прозрачную историю и открытое обсуждение экспертов». НО ЧУТЬ ПОЗЖЕ!

Поняли, да?

То есть «так называемые родители» и «ужесточить», и «не больше трёх», и официальное письмо в регионы за поддержкой в срок до 22 августа (это чтобы что?), и потом метания министра, которая «не читала», и вообще «в домике» — вот это всё, конечно, однозначно свидетельствует об исключительно открытой позиции и желании услышать экспертов.

В стране, кстати, существует система (!) общественного обсуждения, сайты специальные, процедуры слушаний в Общественной палате… Что из этого сделали открытые и прозрачные наши?

Я пока ещё правду от лапши могу отличить…