Гаагская Конвенция 1980 года о международном похищении детей — очень сильный инструмент восстановления прав детей, перемещённых за границу из-за конфликта родителей, и этот инструмент, слава богу, продолжает применяться, несмотря на все сложности взаимоотношений Россия — Европа.

Только в этом году с использованием Конвенции «Команда адвоката Жарова» добилась возвращения троих детей (двоих из Великобритании, одного из Португалии). Причём в одном случае дело даже не дошло до суда — всё решили консультации адвокатов.

К сожалению, похвастаться внутрироссийским опытом возврата ребёнка, увезённого в Россию, в этом году у нас пока не получится. Напротив, в Санкт-Петербурге нам отказали в возврате ребёнка, увезённого матерью из Швейцарии.

С трудом входит Конвенция в практику российских судов, трудно российским судьям принимать подобного рода решения, несмотря ни на какие конвенции.

А ведь сама норма права довольно проста: если один из родителей схватил ребёнка и убежал за  границу — сначала верни ребёнка в ту страну, откуда его вывезли, а затем уже будем разбираться…

Но — бегут, невзирая ни на какие Конвенции…

Я верю, что и в России мы медленно-поступательно «пробьём» этот затор, и те дети, которые были незаконно вывезены в Россию, будут также возвращаться в те страны, откуда они были вывезены.

В основном, проблемы происходят от того, что многие супруги (прежде всего женщины) серьёзно недооценивают разницу менталитетов, воспитания, отношения к семье и в семье у представителей разных народов. Также весьма причудливые ожидания и от судебной системы той страны, куда переезжает жить российский гражданин.

Например, женщины часто не обращаются с заявлениями в полицию или в иные организации, даже когда подвергаются побоям. Парадоксальным образом представление о советской ещё милиции («когда убьют — приходите») переносится на шведскую, немецкую, португальскую полицию… Ни одна из трёх, конечно, не идеал, но, во всяком случае, заявление там примут, и ход ему дадут. Но — не пишут наши согражданки никаких заявлений, не обращаются никуда ни с какими жалобами, а просто терпят до упора, а когда упор падает — хватают ребёнка и бежать.

Что, разумеется, незаконно, и приводит к тому, что ребёнка, в итоге, приходится возвращать, а мать привлекают к ответственности за его похищение.

А тот, кто лупил жену до синяков, получает права опеки над ребёнком.

И это — такой вот типичный пример. Очень типичный.

Или, скажем, мать ребёнка (матерей — похитителей детей в нашей практике намного больше) собирает малыша «на прогулку», а сама — на самолёт и, например, в Испанию, на виллу, принадлежащую родителям. Отец детей обращается в испанский суд и, понятное дело, выигрывает процесс.

Но помимо суда он обращается ещё и в полицию (похищение детей родителем в Европе — криминал, в отличие от России), и на мать ребёнка накладывают обязательство не покидать пределы страны. В итоге, отец ребёнка забирает, уезжает в Москву, а мать ещё полгода разбирается с проблемами в Испании, видя ребёнка только по скайпу (отец попался ещё не гад — мог бы, в принципе, и не поддерживать никаких контактов, а ребёнку — 6 лет, сам не сможет)…

Хотя существуют особенные, исключительные обстоятельства, при которых ребёнка всё-таки не возвратят в ту страну, откуда вывезли, и, в силу нашего опыта, нам они попадаются довольно часто (например, в Санкт-Петербурге суд не возвратил ребёнка в Швейцарию именно посчитав обстоятельства исключительными), но в общем случае, таких обстоятельств нет, и возврат ребёнка — просто дело времени и работы бездушной судебной машины.

Помните, пожалуйста, об этом.

И помните, что если вашего ребёнка увезли в другую страну — в некоторых случаях вернуть его даже проще, чем если бы его увезли в другой город. За вас — Конвенция 1980 года о международном похищении детей и «Команда адвоката Жарова» .