Сегодня у меня было дело, рисковавшее стать самым быстрым в моей практике. Но не стало.

Самое быстрое было, всё-таки, дело одного моего доверителя, которое длилось 3 часа. Около часа мы обсуждали, какое предложение сделать матери ребёнка, чтобы, по возможности, удовлетворить всех, 15 минут я дозванивался до адвоката жены, 10 минут разговаривал, остальное время — ждали приезда в офис супруги с адвокатом и прихода нотариуса (тогда он был прямо в нашем здании; теперь такого кайфа нет — надо идти 100 метров) для подписания соглашения. Тогда на слове «Жаров» коллега сказал просто: мы обо всём договоримся, судиться не надо.

Это, конечно, нечастый случай, но мне очень нравится именно такая постановка вопроса: узнал, кто адвокат противоположной стороны — сразу понимаешь, как будешь договариваться.

А сегодня всё-таки, в три часа не уложились… Пришлось долго уговаривать отца (я — на стороне матери), что он никогда в суде не получит разрекламированные в кинематографе «50/50» времени, и что общение с ребёнком 2 лет в основном в присутствии матери — это нормально. Четыре часа, и после этого, несмотря на воскресенье, стороны пошли подписывать составленное соглашение к нотариусу.

Мы так офис специально не выбирали, но вышло, что один из немногих нотариусов, работающих в воскресенье в Москве, находится в пяти минутах от нас. Вот туда и отправилась пара подписывать соглашение.

Я, конечно, ещё держу пальцы скрещёнными, но мне кажется, всё будет хорошо.

Если честно, я плохо представляю себе, как двое взрослых людей могут за два-три часа не договориться о том, где и как будет жить их совместный ребёнок, и как будет происходить общение со вторым родителем. Тем более, в присутствии двух профессиональных юристов. Вот, ума не приложу…

А ведь споры про место жительства ребёнка и порядок общения с ним отдельно проживающего родителя — основная наша работа. И если мы пришли с таким делом в суд, это значит, что кто-то из двоих взрослых людей (и, что греха таить, порой, оба) оказался недоговороспособным. И теперь вместо двух часов переговоров и получаса у нотариуса их ждёт месяца четыре (в лучшем случае) в суде, и судебные приставы в конце…

Увы.

И тем радостнее за тех, за кого я сейчас держу скрещенными пальчики.