В Российской Федерации предусмотрено обсуждение общественностью внесённых законопроектов. И обсуждение это происходит, как правило, на базе Общественной палаты — целиком совещательного органа, призванного компенсировать наш «не место для дискуссий» парламент. Компенсирует как умеет.

Сегодня, 30 октября, в Facebookе Елена Альшанская кидает клич: все на обсуждение законопроекта, кто тут есть специалист в подростках с девиантным поведением? Из нескольких откликнувшихся профи (например, Людмила Тропина, да и ваш покорный слуга) завтрашний день, 31-е, расписан у всех. И, значит, никто из тех, кто мог бы сказать что-то по существу, на эти «нулевые слушания» не придёт.

Ну, хорошо, может, так и задумано.

Лезем на сайт (желающие могут тоже), обнаруживаем текст законопроекта и «пояснительную записку». Ну, хорошо. Читаем.

Пояснительная записка — от другого законопроекта. Ну, вот, просто — от какого-то другого.То есть, понять в трёх страницах, для чего этот закон предлагается принять, нам сегодня не суждено, придётся читать текст целиком.

Можете не тратить время. Весь законопроект — это редакторские правки и приведение в порядок терминологии, чтобы она в Федеральном законе «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» соответствовала новым терминам, новым названиям органов. Ни одного содержательного изменения. Я дважды прочёл — не нашёл ни одного. Изменения вроде «меры административного взыскания» заменить словами «мер административной ответственности»…

Добавлено лишь положение, позволяющее комиссии по делам несовершеннолетних провести «разъяснительную работу» (так и написано!) с несовершеннолетним о недопустимости антиобщественного поведения. Из какого нафталина вылезла эта «разъяснительная работа»? И кому понадобилось узаконивать чтение нотаций подростку? Словно до этого  момента члены КДН чувствовали острое неудобство, стыдя очередного оболдуя, выставленного перед ними…

И вот это нужно обсуждать в Общественной палате, в пожарном порядке собирая «на завтра» спецов, которых — единицы на страну, и которых можно было и по телефону позвать. Ну-ну.

Закон, запретивший усыновление в США, не обсуждали вовсе, например. А тут, смотрите, граждане, общественное обсуждение исправления помарок — на все сто.

Противно. Опять энтузиазм в гудок выходит… В «пфек» какой-то.

Где реальные изменения?