Те, кто учился в Школе приёмных родителей, или те, кто родился юристом, или те, кто доставил себе труд прочитать хотя бы выдержки из Семейного кодекса и из Закона об опеке, знают, что в России  и так уже есть безусловный приоритет родственников при усыновлении и совсем близких родственников (бабушек-дедушек, родных братьев-сестёр) при установлении опеки или попечительства.

Но нет… Опять (КМБУ, сенатором Мизулиной) предлагается ещё больше «ородственнить» опеку. Если  издание «КП» правильно изложило мысль сенатора, предлагается считать, что в отсутствие родителей бабушки и дедушки будут «автоматически» являться опекунами или попечителями внуков.

Вот зачем она это говорит? Чтобы сделать приятное бабушкам?

Нигде, никогда и никто не должен становиться опекуном «автоматически», кроме собственно органа опеки и попечительства. Почему?

Поясняю. Это только в кино и в голове у сенаторов всё происходит таким прекрасным образом, что дети, у которых как-то пропали родители, тут же волшебным образом оказываются рядом с любящими бабушками и дедушками. На самом деле нет. На самом деле, где они только ни оказываются: и  в больнице, и на вокзале, и у странных маминых сожителей-собутыльников… Где угодно. А в этот самый момент ничего не подозревающая мать разведённого с матерью отца ребёнка (бабушка) становится опекуном? Или как они себе это представляют?

Ну, ок, ок. Мама ушла в запой, ребёнок ушёл к бабушке. Бабушка внезапно стала опекуном, со всеми вытекающими. Например, ответственностью за ребёнка. А также с определёнными правами, например, приводить и забирать ребёнка из детского сада. На основании какого документа бабушка должна приводить и забирать ребёнка? Кто ей поверит на слово, что она «автоматический опекун», и что именно будет предъявлять детский сад, если, не дай бог, что-то с ребёнком случится и начнётся разбирательство, кому же они отдали ребёнка?

Ладно, пусть всё будет прекрасно, и бабушка всё-таки стала «автоматическим опекуном», хорошо. Кто и как узнает, что она им стала, и как этого «автоматического опекуна» будет проверять орган опеки?  А выплаты с какого момента назначать?

Продолжим историю: мама вернулась из запоя, приходит, а тут — опаньки! — у ребёнка уже есть «автоматический опекун» — бабуля. Как бабуля «вернёт» возвратившейся маме ребёнка? Кто и как это проконтролирует? А?

А ещё встаёт вопрос о том, что родная бабушка — далеко не всегда лучший способ устроить ребёнка, оставшегося без родительского попечения. И дело не в материальной составляющей. Просто основным «генератором возвратов», более двух третей случаев возвращения ребёнка обратно в сиротскую систему, являются как раз бабушки и дедушки. В значительном числе случаев, и это является общеизвестной проблемой, бабушки и дедушки проживают вообще в одном доме с матерью или отцом ребёнка, прекратившими родительское попечение над ребёнком. Разве это «семейное устройство»?

Ну, и если рассматривать эту всплывшую инициативу вкупе со звучавшими ранее предложениями не лишать родительских прав с первого раза, всегда начиная  с ограничения родительских прав, мы видим картину, которая размывает понятие социального государства, применительно к нашей стране. Государство явно начинает «спихивать» вопрос детей, оставшихся без попечения родителей, на сами семьи, удлиняя период между тем, как попавший в беду ребёнок выявлен, и тем, как он устроен в замещающую семью.

Это предложение приведёт, очевидно, к увеличению «простоя» детей в детском учреждении (никто не хочет брать ребёнка, родители которого могут сегодня-завтра вернуться и не потеряли всех прав). А предложение Мизулиной — к тому, что органам опеки будет меньше работы: не надо ничего предпринимать, опекун назначается автоматом.

Так может,  всех этих «инициаторов», в т.ч. Мизулину (кто-нибудь может посчитать, сколько раз она проголосовала против чего-нибудь в СФ?) взять и «автоматически» заменить?