Бывает так, что идут подряд какие-то дела ну почти про одно и то же. За последние два месяца в Команде адвоката Жарова пять дел, так или иначе связанных с КДН.

А до этого года два — ну ничего про КДН. Это, доложу я вам, за два года поменялось всё ужасно… В обычной жизни вы с деятельностью КДН не сталкиваетесь. Но вот если вашего отрока шестнадцати лет задержали на детской площадке с пивасиком (Что? Это не про вашего? Ну, слава богу…), или, например, нарушившим ПДД на скутере, или там ещё что-нибудь про детей и родителей — вы попадёте в КДН, потому, что именно этот орган будет рассматривать ваше дело, а не суд.

Комиссии по делам несовершеннолетних в Москве представляют собой душераздирающее (без шуток) зрелище.

Ни в одной комиссии (а было их пять у нас за последние два месяца) нет кворума на заседаниях. Нам, как участникам событий, до этого не всегда есть дело, но ситуация и правда аховая.  Вот, скажем, КДН, заседающая в управе московского района (образ собирательный — но можно писать, в принципе, почти про любую).

Списочный состав на сайте и списочный состав в жизни — две большие, как говорят в Одессе, разницы. По списку — 14 человек. В реальности за столом сидят восемь. Кворум (50%), типа, есть. Но это как посмотреть.

Председателя — в натуре нет, ведёт заседание ответственный секретарь (что возможно лишь по прямому, и, разумеется, письменному, поручению председателя КДН). Далее, за столом — два сотрудника полиции, а по списку членов комиссии — один. Кроме того, за столом заседаний — прокурор (который не является членом КДН, он — прокурор), и какой-то ещё тренер из СДЮШОР, как приглашённое лицо, и бодрая (и больше всех на самом-то деле понимающая) тётенька из опеки (по списку из опеки никого нет). По списку в КДН входит зав.отделением поликлиники — но в наличии зам.зав.отделением, то есть другое лицо.

Итак, считаем. Пять человек за столом заседаний — не члены комиссии. Но руки поднимают, и голосуют. Даже, господи прости, прокурор. Потом это всё облекают в письменную форму, глава управы, не бывший на заседании, но вписанный в протокол, это всё подписывает, как, якобы, участник событий — и всё поехало. А полномочия у КДН — это вам не орган опеки — жизнь может испортить на самом деле…

И такая дребедень — везде. Персональный состав КДН принимается как бог на душу положит. Председатели КДН (как правило, глава управы или заместитель) заседания прогуливают, спихивая всё на ответственного секретаря. Заседают какие-то «приглашённые лица», которые, тем не менее, поднимают руки при голосовании. Представители одного органа считают возможным заменять друг друга («А Марь Иванна в отпуске — я за неё»), но это недопустимо, потому, что в КДН входят не «должности», а конкретные люди с фамилиями, именами и (при наличии) отчествами. То есть, решения принимают совершенно посторонние, случайные, люди, и решения, порой, аховые. Понимаете, это словно вместо судьи в мантии и указом президента о назначении, в зале судебных заседаний вас встретит заместитель председателя районного совета ветеранов. Ну, вот, судья не смог, прислал «замену».

Ну, тяжкенько собирать всех вот этих вот членов — так не собирайте. Давайте ликвидируем эти КДН к чёртовой бабушке, если оно совсем работать не может. Но ситуация, когда один ответсек КДН всё пишет, потом один глава управы — убеждён, что не глядя — подписывает, а все делают вид, что заседает комиссия и что-то там работает, она нормальна?

Пишешь жалобу в вышестоящую КДН, сначала окружную, потом — городскую… Приходит ответ от «вечного» ответственного секретаря городской КДН Котова, что, мол, это не их дело, как там комиссии на местах работают. А зачем вы вообще тогда нужны, тов. Котов? Какой смысл в словах «вышестоящая» или «нижестоящая» в применении к комиссиям по делам несовершеннолетних?

Ваши нижестоящие комиссии пишут в протокол ерунду, приписывают количество членов комиссий, допускают голосование не-членов КДН, врут и приписывают, приписывают и врут. А порядок кто наводить будет? Не всё же прокуратуре разрываться на британский флаг?

Придётся прокуратуре. Районные прокуроры ожидаемо не находят никаких нарушений. Сейчас несколько жалоб дошли уже до городской прокуратуры. Чувствую, если на этом уровне не решат, этой мелкой чушью и приписками придётся заниматься Чайке.

Не знаю, удалось ли передать весь реальный ужас ситуации, но там и правда, ужас. Реальный.

12/09/2017