Для тех, кто забыл, усыновление в США было запрещено ещё в 2013 году. В сущности, этот же самый закон остановил всё иностранное усыновление. Ну, за исключением Италии, Испании и Франции с которыми есть договоры об усыновлении, и ещё нескольких стран, с которыми усыновление упомянуто в общих договорах, вроде Вьетнама. (Кстати сказать, в этом году у меня уже два дела про усыновление вьетнамских детей российскими гражданами).

И вот, продолжается кампания про то, что усыновление в США — ужас кошмарный.

Нет, не ужас. Не ужаснее, чем у нас.

Разница ровно в том, что в США случаи вроде описанного на днях, когда 23-летний парень из Калифорнии обвинил своих усыновителей в сексуальном домогательстве, становятся достоянием гласности. Мы узнаем (нам переводят) о них только в случае, если несчастье происходит с усыновлённым из России. Но таких случаев (и с приёмными, и со своими детьми) в США публикуется много.

Я подозреваю, что все, что становятся известны — публикуются.

В России не меньше педофилов или других больных на голову людей, которые совершают преступления против детей, в том числе, против приёмных. Думаю, что этот процент не сильно зависит от страны, где происходит дело, а связан с тем, что определённое число индивидуумов в популяции имеют психические расстройства — хоть в Индии, хоть в Хорватии, хоть в России.

Разница между нами и США в том, что наши случаи не публикуются. По многим причинам. И дискуссии на эту тему не ведётся. Поэтому кажется (!), что у нас  этим делом — лучше. У нас с этим делом — тише.

И второе замечание. Когда в начале 90-х годов в Россию хлынули потоком западные усыновители (и их можно понять: белые и относительно здоровые дети, которых действительно в той нищете было жаль до слёз; да и процедуры в России были — во всяком случае, тогда — куда проще, чем в любой Европе), им стали раздавать детей, проверяя документы, скорее, на аккуратность проставления печатей или «квадратность» штампа об апостиле. Проверять самих усыновителей в голову приходило не всегда. А часто и глаза оказывались благосклонно прикрыты под тяжестью крупных купюр… И, конечно, нараздавали.

В том числе, значительный поток усыновителей, которых можно было назвать «старыми», и которым передавали детей совершенно с необъяснимыми (с сегодняшней точки зрения) обоснованиями. И, конечно, среди них оказались и разные люди с нестабильной психикой.

Но нужно понимать, что решения о передаче детей этим всем «нестабильным» принимали российские чиновники, российские судьи, и российские же прокуроры. Куда они при этом смотрели — надо б спросить у них, многие ещё продолжают оставаться если не на своих местах, то с повышением.

А пинать американское усыновление, которого больше нет… Контрпродуктивно, по-моему. Своих проблем, не решаемых годами, навалом.