Написал пост про Швейцарию и их 2500 евро. На самом деле, простите, не евро, а франков швейцарских. Но всё равно — кажется, что много. Кажется, что коммунизм.

Непонятно, вероятно, написал. Привожу пример.

Вот, например, был такой начальник Главного управления исполнения наказаний Минюста Юрий Иванович Калинин. Сто лет был начальником. Просто практически тождественен был (в своё время) своему ведомству: говорим ГУИН — подразумеваем Калинин. И наоборот.

И вот, подходит очередная годовщина Великой Октябрьской… ну, или чего-то там. Все зеки Российской Федерации (а до этого — СССР) ждут амнистию. Ну, должна ж быть!

Кому должна, почему должна? Неважно. Должна. А амнистия — раз! — и не случается.

Почему-то наивные умы заключённых полагали, что амнистия — это к празднику.

А всё было несколько  иначе. Если в ведомстве Юрия Ивановича наблюдалось некоторое перенаселение, он собирал листочки со статистикой в папочку — и ехал к заместителю генпрокурора. И там, глядя на циферки «перенаселения» и сравнивая их с перечнем «сидельцев» по статьям, полам и возрастам — сооружали амнистию на бумаге. Ну, как там женские колонии? Перенаселение? Давай уберём «неосторожников». Маловато? Давай ещё тех, кому меньше трёх дали. Хватит? Ещё бы чуть-чуть… Ну, давай тех, что с детьми. Многовато. Тогда давай — с детьми до трёх лет. Окей, в самый раз. Ну, и так далее.

И выходила амнистия, плюс-минус, такая, как рассчитал Юрий Иванович.

Потому, что в результате амнистии решается не вопрос удобства зеков и радости их родственников, а вопрос населённости колоний и тюрем.

Если вы думаете, что любая социалка (или псевдо-социалка, вроде 2500 франков в Швейцарии) делается из какого-то другого теста — подумайте ещё разок.