А вот ещё звонят с одной известной радиостанции и спрашивают, как вы относитесь к декларации ПАСЕ о том, что нельзя отбирать детей у родителей? И как с этим дела в «плохих» Норвегии  и Финляндии?

Хороший набор вопросов, да?

Получается, как в том старом анекдоте про Рабиновича, который «Волгу» выиграл в лотерею. Оказалось, что не выиграл, а проиграл, не «Волгу», а сто рублей, и не в лотерею, а в преферанс. Но так — всё чистая правда.

Итак. ПАСЕ, то есть, Парламентская ассамблея Совета Европы — это такое общее собрание специально назначенных от каждого государства парламентариев. От России — 18 человек, во главе с Пушковым, есть три человека от Литвы, два — от Андорры, семь португальцев и так далее, вплоть до турецкой общины Кипра, два человека есть и от неё, хотя формально они как бы входят в делегацию Кипра.

И вот эти 318 членов ПАСЕ (и ещё 318 их заместителей) собираются в общем зале и устраивают дебаты. Ну, а чем ещё парламентариям заниматься? Обсуждать.

Обсуждают всякое, часто, много, и, как большинство вопросов в парламенте, совершенно бесполезно. ПАСЕ не законодательный орган, а потому законов не принимает. Принимает, в основном, «резолюции». То есть такие всякого рода «рекомендации» странам, входящим в ПАСЕ по тем или иным вопросам. Учитывая, что на сегодняшний день, принято уже порядка 2100 резолюций, ценность их вызывает некоторые сомнения.

И вот, с подачи российской делегации принимается резолюция 2049, в которой ещё раз обращается внимание на то, что надо быть более внимательными к интересам детей, если решается вопрос об отобрании их из родной семьи (по любым, даже самым обоснованным причинам).

Эта проблема есть, и находится она не в сфере законодательства, а в сфере правоприменительной практики. То есть, те работники социальных служб, как бы они не назывались, органы опеки, или как-то по-другому, которые принимают решение о том, что ребенка необходимо из семьи отобрать, они должны задумываться и делать это с большим учётом интересов детей. Вот, в сущности, такая рекомендация ПАСЕ.

За всё хорошее, против всего плохого.

Есть те, кто против такой резолюции? Нет, все, разумеется, за. Шестьдесят членов ПАСЕ проголосовали «за», против не оказалось, решение принято.

Стоит ли это комментария? На мой взгляд, не произошло ровным счетом ничего. Ни один гражданин РФ ничего не почувствует после принятия этой резолюции.

Теперь про Финляндию и Норвегию.

Для меня было откровением узнать, что в Норвегии существует законодательное запрещение сотрудникам социальных служб давать какую бы то ни было информацию по ситуации, которую они разбирают в своей службе. Это касается даже подтверждения наличия такой ситуации, не говоря уже про имена и про описание произошедшего. Подобный запрет есть и в Финляндии.

То есть, очередной «ЛайНьюс» берет интервью у очередной «норвежской матери», которая может нести в эфир всё, что угодно, а норвежская социальная служба никогда ничего не ответит, поскольку ей это чётко запрещено законом.

В России отбирается из семей ежегодно около 4000-5000 детей. Цифра имеет тенденцию к падению, органы опеки побаиваются забирать детей в не вполне очевидных случаях. Эта цифра не является ни катастрофической, ни пугающей, вполне допускаю, что такое количество действительно страшных случаев, когда отобрание детей — единственный выход, вполне укладывается в моё понимание действительности.

Но среди этих тысяч, разумеется, есть и такие, которые нельзя назвать обоснованными, и которые, будь мы в Норвегии, вызвали бы интерес отечественных СМИ. Но интереса нет.

И потому, что российские органы опеки отбирают детей уже в совсем крайних случаях, когда, как правило, уже некому бороться за детей (родители спились или «сторчались»). И потому, что отечественные СМИ уже давно не являются общественно-значимым институтом в России, их мнение никого не интересует, рассказ — никто не заметит. Ну, и ещё потому, что почему-то разговор на эту действительно сложную тему — где тот порог, когда государство не должно молча наблюдать, а уже вмешаться? — сваливается почему-то не в разговор, а в фирменный телевизионный крик «у Малахова», где — мы видели — то алкоголичке нарисуют макияж и дадут поразмазывать слёзы, то на органы опеки наорут «как вы могли у такой прекрасной матери!»… В общем, сплошной конструктив.

А проблемы, конечно, есть.  Но наличие проблем — не повод пиарить то, что напринимали 60 депутатов в ПАСЕ.