Многострадальная часть 6 «прим» статьи 152 Гражданского процессуального кодекса, с трудом и адовыми муками применяшься ты в жизни. А ты, ох, как нужна… Хотя вчера суд, по нашему требованию, и принял такое постановление, но это — приятная и исключительная победа, а не рутинное разрешение рядовых споров…

Речь идёт о том, что родитель, «по-быстрому» стащивший ребёнка имеет гораздо большую «фору», чем родитель, мирно проживавший с ребёнком. Хотя интересы ребёнка — ровно обратные: жить там, где жил, подвергаясь как можно меньшему числу ненужных испытаний. Но если ребёнка «стырили», то у второго родителя — долгий судебный путь, всё время которого ребёнок будет оставаться нигде. В самых запущенных случаях ребёнок переходит из рук в руки, как в Гражданскую войну иной городок от белых к красным и обратно.

И проблема законодателя, что он сделал один шаг (предусмотрел, что можно определить место жительства ребенка до основного решения суда, прекратив «гражданскую войну»), но сделал его как-то странно, ограничив упоминание об этом лишь стадией предварительного судебного заседания.

Написал про это статью. Смысл состоит в том, что действующее законодательство позволяет (в рамках продолжающегося дела) определить место жительства ребенка на период до окончательного разрешения вопроса, и позволяет это сделать на любой стадии судебного производства.

Читайте, сообщайте о применении в жизни.