Вот, из разряда, так сказать, вопиющего.

Жила-была женщина, и захотела она взять ребеночка. Прошла подготовку, какую положено, собрала документы, какие положено, и отнесла в орган опеки. В данном случае — УСЗН Лианозовского района.

И вот, получила ответ. Вчитайтесь. Потом будет контрольный вопрос.

lia

lia (2)

Скажите пожалуйста, во-первых, может быть гражданка Е. кандидатом в усыновители?

И еще вопрос, почему же ей всё-таки отказано в этом?

На самом деле заключение должно быть не о том, что орган опеки «считает». Должно быть написано чётко: может или нет. Ну, ладно, это, что называется, тонкости русского языка.

А второе-то? Почему ей отказано?

Троекратное прочтение выявило только одно:  медицинское-де заключение «не содержит окончательного заключения экспертной комиссии».

Вот — бланк медицинского заключения для усыновителей и опекунов формы 164/у, действующей в настоящее время (есть и в виде файла rtf, для пытливых).

164

Предлагаю всем желающим найти там место, куда должно быть вписано «окончательное заключение экспертной комиссии».

В опеке Лианозово — нашли.

Гр. Е., конечно, сейчас подала жалобу. И ей, наверное, помогут. Но у меня складывается впечатление следующее: после передачи дел по опеке из муниципалитетов в Управления соцзащиты, документы стали подписывать люди, которые ну вот СОВСЕМ не понимают, что подписывают. Я думаю, что начальник УСЗН Гальцина, конечно, читала, что она подписывала. Но вот оценить всю глубину новаторских законодательных  решений своих подчинённых — не смогла.