Последние несколько дней у меня в офисе — интернационал. Испанцы, немцы, французы… У всех — один вопрос: дети. Усыновляемые.

И у всех одна проблема: усыновлять не дают. Суды «тормозят», органы опеки врут про появившихся вдруг «родственников» или потенциальных русских усыновителей. Врут и тянут. Тянут и врут.

В сущности, можно констатировать, что усыновление иностранцами в России практически остановилось. Верховный суд дошёл до того, что прямо в своих документах рекомендует областным судам принимать решения об иностранном усыновлении (в сущности, об отказе  в усыновлении) руководствуясь предположениями.

Одной паре так в решении и написали: в случае вашей смерти, ребенок может быть «переустроен» в семью однополых родителей, поскольку законодательство вашей страны этого не исключает. Вот такой уровень вероятности (смерть обоих родителей и последующее устройство именно в однополую семью) достаточен для суда, чтобы сказать, что «в интересах ребенка» не передавать его в семью вообще.

То есть мало 12-ти месяцев в банке данных, мало доказательств (письменных, с обязательным указанием фамилий, имён, отчеств и адресов тех, кто от ребенка отказался; и их могут вызвать в суд для «проверки достоверности сведений», сиречь, для уговоров!) того, что ребенка пытались устроить в российскую семью, мало пресловутой «подготовки», мало прочих измывательств, надо ещё и предположить: когда вы помрёте…

Прекрасно и другое предложение: несмотря на то, что на посещение ребенка уже выдано направление, несмотря на то, что с ребенком уже могли познакомиться будущие иностранные родители, орган опеки и попечительства должен продолжать стараться устроить ребенка в российскую семью. Чёрт подери, это какой-то чемпионат: кто раньше добежал.

В общем, иностранное усыновление — это теперь как алмаз в полкило весом: редкость и очень дорого. Да, иностранное усыновление остановлено по всей стране. Все областные суды отказывают каждому первому.

В Московской, например, области, усыновляют иностранцы только детей своих супругов, когда мама — русская, а папа — иностранец. Такие дела ещё как-то, пусть и с мучениями, проходят. А «чисто» иностранцев «маринуют», откладывая на 4 месяца дела, «нажимая» на опеку, чтобы срочно искала «желающих» из России…

Давайте скажем большое «спасибо» неутомимому лоббисту этой идеи тов. Астахову П.А.

Как сказала одна замечательная женщина про Госдуму и «закон Димы Яковлева»: «Они все должны гореть в аду. Вечно. И без права на помилование. Все 420 человек.»

Я бы туда ещё и Павла Алексеевича подсадил. Очень он в это место просится.

PS: Для французской пары было откровением, что семейно жить П.А. предпочитает в Ницце.  Мне кажется, к нему в гости могут собраться и ещё несколько усыновителей из Европы… Привет передать, наверное.

Господи, ну какие же мерзавцы…