Ну что, говорят мне, допрыгались? Путин подписал, и через 180 дней вступит в силу: будут принудительно лечить наркоманов.

Ну-ну, сказал я.

Во-первых, для начала, давайте договоримся, кто такой наркоман? Ну, тот который сам пришёл в наркологический диспансер (или привели его, несовершеннолетнего), его там продиагностировали, и выяснили — вот, наркоман. И поставили на учет.

Всё. Все остальные — нет, не наркоманы.

Те, кто пришел и сам сдался — лечить принудительно, только портить. В том смысле, что человек и  так вам доверие оказал, а вы его — принудительно.

А что будет, если не пойдёт лечиться? Ну, штраф будет, 4-5 тысяч рублей. Мы уже дрожим от страха.

Вот про кого это законы? А?

Ну, а то, что оставшихся на свободе наркоманов-уголовников могут обязать принудительно лечиться… Ну, что я вам скажу… Да, опять, ни о чём!

Прежде всего, много вы видели людей по «наркоманским» статьям, не осужденных к реальному сроку лишения свободы? Немного, прямо скажем. Дальше. Если человеку строго-настрого укажут, что надо лечиться, а он не будет — то что? Посадят.

Прекрасно. А сегодня как? Тоже посадят, но по другой причине, как правило, потому, что снова попадаются. И на том же самом.

То есть разница — ровно в принудительности… Надо сказать, что никто из реальных специалистов не считает принудительное лечение эффективным. По мнению, например, психиатров, 95% принудительно пролеченных, как только заканчивается принудительное лечение — тут же возвращаются к потреблению наркотиков.

В мире ситуация похожа… Там ищут какие-то другие пути, прежде всего, просвещая, давая возможности лечиться, а не запирая и привязывая.

В общем, радует лишь то, что принудительное лечение — лишь по решению суда. Но и это не радует вполне  — все мы знаем, какие у нас суды.