Маленькая такая иллюстрация к тому, что сейчас происходит ну просто везде.

Люди потеряли язык. И совесть, но об этом не сейчас.

Вот, например, есть решение суда о взыскании с имярека нескольких десятков миллионов рублей. Есть судебный пристав, который должен взыскать с должника какую-то сумму. Есть должник, который, понятно, оперировал в недавнем прошлом десятками миллионов рублей, но сейчас… поиздержался в дороге. И пристав должен должника изловить — и, соответственно, предпринять меры по взысканию.

Должник при этом платить (вот, странный, да?) несколько десятков миллионов рублей не хочет. А хочет, приобняв за талию свою жену (кажется, судью какого-то арбитражного суда) отдыхать в своей (записанной не на себя) вилле в Испании. Но должок, как бы, мешает в полной мере этим наслаждаться. Потому, что пристав может и выезд за границу закрыть, и вообще…

Тогда делаем так: приходим к приставу и (за сумму, наверное, малую, или по доброте душевной) уговариваем его, мол, не пиши мне, мил человек запрет на выезд, и не разыскивай меня, мил человек… Пристав… Пристав, конечно, не может не искать! Он — должен! Да и взыскатели, понимаешь ли, атакуют, жалобы пишут. Поэтому, никак, мил человек, не могу я должника не искать…

Но вот искать я могу его по-разному. Вот вам, например, постановление о розыске, по которому никого и никогда не найдут. Но постановление есть, и даже фамилия совпадает…

Нет, конечно, есть ещё вариант. Нас, дорогие граждане, так глубоко и сильно волнуют ваши проблемы, что писать слова в официальных бумагах сполна — это вы плохо спать будете от несварения. Перетопчетесь. ЩШоссе — и довольно с вас.

Один мой начальник много лет назад называл это «работать на отъ…бись».

 TSCH-STRASSE750