Ещё в декабре стало понятно, что эта Госдура недееспособна. В медицинском смысле. Вообще, в любом парламенте обязательно должны быть свои клоуны и идиоты. Как без них. Кто-то обязательно должен предлагать совершенно идиотические вещи, предлагать повернуть реки или проконтролировать в какой позиции зачинаются на вверенной территории дети. Какое-то количество населения в любой стране мира страдает маниями и, если не признано недееспособным, то всё-таки одной ногой стоят по ту сторону забора «желтых домов», живут, несчастные, облучаемые через розетку соседями, в шапочках из фольги и принимая за всех нас сигналы из космоса… У этих — тоже должны быть свои представители в парламенте, ага.

Проблема в том, что как правило, эти люди вносят в достаточно скучную и даже нудную работу представительного органа некоторую струю шутки юмора. Но не более того. Никому в голову не придет назначить человека, свернувшего с катушек, председателем комитета, например.

Но Мизулина — нормальная. Она ведь довольно искренна в том, что говорит и делает. Нам довольно трудно поверить, что человек, получивший докторский диплом юриста может быть настолько черносотенным. Но если во всем мире железные дороги существуют для путешествий, а у нас — ещё и для воровства (Салтыков-Щедрин), то почему в нашей стране не возможны больные доктора?

То, что она произвела на свет — ужасно. По многим причинам. Я сейчас читаю эту, господипрости, «концепцию» — и плачу.  Когда рыдания пройдут, опубликую комментарий…

К слову, я достаточно сильно сомневаюсь, стоит ли вообще что-то уже комментировать. Вот, например, спрашивают меня про запрет усыновления геями из Франции. Что на это можно ответить?

У нас на (настоящей) повестке дня — надвигающийся кризис. Весь мир, потреблявший нашу нефть и газ вкладывают миллиарды в замену  нашей нефти и газа. Нефть — заменят запросто, с газом — посложнее, но тоже, вопрос немногих лет. Цена, соответственно, упадет. И? Хотелось бы, хотя бы приблизительно, понимания ответа на это вопрос хоть от кого-то, кто там, наверху. Молчание…

Вместо этого — инициативы одна другой страшнее. Началось все с запрета на усыновление детей в США, теперь продолжаем «укреплять семью», отчётливо разделяя людей на сорта и подвиды. Фашизм.

Большинство людей этого совершенно не замечает. Ну, какое нам дело до геев. Мартин Немёллер не стучится в их сердце, это правда. Зато растут велодорожки (сам пользуюсь — красота), улучшается транспорт в Москве, новенькие-чистенькие аэроэкспрессы бороздят просторы…

Большинство людей не заметило и не заметит того, что происходит в стенах Думы и даже публикуется в Российской газете. Все эти (обсуждаемые) законы никак не меняют то, что есть на самом деле, не регулируют ничего, и влияют лишь избирательно на тех, кого почему-то «избрали». То есть раньше у Чириковой отбирали детей, разыскав, например, грязный пол в прихожей, то теперь отобрать детей у Бароновой, например, можно, объявив её геем (да и Чирикова, небось, не только «бутербродом» с мужем, ага?). Принципиальное изменение? Не вполне. Более того, если раньше были хоть кто-то из условно вменяемых людей, кто мог поверить, что у Чириковой «дети голодные», то нынче будет уж совсем очевидно, зачем и почему приходили «органы».

Принципиальным является то, что это изменение, пожалуй, впервые, чистопородно, фашистское, то есть основанное на признании той или иной группы населения «нечистой», «плохой», «неправильной». Это очень плохо.

Но это — единственное плохо.

Потому, что в остальном — спасибо, что расчехлились (глагол подзабыли — потому, что они уже все совершенно голые — что ж вам ещё показать?). Дошли до самого-самого, глубже которого уже никак не засунуть, не вставить — до секса, до того, чем люди занимаются всегда (почти) наедине, а теперь это всё вот это вот надо обсудить, и даже опубликовать в Российской газете. Бумага стерпит.

(К вопросу о газетной бумажке. Ассоциация проскочила внезапно: а ведь есть ещё куда немножко упасть в уровне обсуждения — психологи, ау! — с генитального уровня — на анальный. Какой там рукой надо подтираться по канонам?)

Как с этим жить?

Надо сказать, что я думаю над этим буквально каждый день. И каждый день кто-то из моих знакомых меня зачем-то об этом спрашивает.

Я думаю по этому поводу вот что.

Надо жить. Растить детей. Рассказывать им свои сказки по старым, пожелтевшим книжкам. Показывать им мир. Стараться быть добрыми с убогими.  Делать своё дело честно. Жить.

К сожалению, мы никак не можем повлиять на то, что происходит глобально. От нас не зависит цена на нефть (и, следовательно, бюджет страны). От нас не зависит, кто будет мэром или президентом. От нас не зависит, посадят ли Навального. Этого мы изменить не можем.

Что можем? Пока только одно: показывать абсурд, ложь и враньё. Детям, людям, в лицо негодяям.

Негодяем быть просто. Трудно быть негодяем, если тебе об этом все время говорят и показывают. Тяжеленько как-то на душе. Психика не выдерживает. Пить приходится. Спиваются… Ошибки совершают.